Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

Психологи тоже плачут. Спрашиваем у специалистов, каково находиться в кресле напротив клиента

Текст: Проль Екатерина, 25 января 3711

Бывают ли у психологов депрессии, легко ли они находят общий язык со своими детьми, близко ли к сердцу принимают чужие проблемы, и какие ярлыки им уже порядком надоели? Шесть специалистов честно рассказали о профессии и своей жизни.


Павел Зыгмантович, практика 17 лет

«Ничто человеческое психологу не чуждо»

О начале пути

— Поскольку у меня одно высшее образование (как раз психологическое), то справедливо можно заметить, что психологом я стал в известной степени случайно, ведь редко, когда школьник выбирает вуз для поступления осознанно, понимая все детали будущей работы.

Я выбирал из трех равно интересных для меня профессий: журналиста, историка и психолога. Интересными они были по понятным причинам — все прикольные, увлекательные, классные (так мне казалось). Но при поступлении на журфак тогда требовалась математика, а профессию историка решил не осваивать из-за неочевидности заработков в этом случае. Методом исключений остался психфак БГПУ.

О реалиях профессии

— На деле психологическая деятельность оказалась не такой, как я ее себе представлял. Вместо «Э-ге-гей, ща всех спасу» получается достаточно рутинное и кропотливое обучение человека с постоянными сомнениями, трудностями и прочими прелестями настоящей работы.

Сейчас я считаю, что психолог в плане профессии не хуже и не лучше плотника, врача, милиционера, программиста, банковского служащего и так далее. Ничего особенного и ничего романтического. 

О стереотипах

— Самое главное народное убеждение в том, что психолог не должен чувствовать — ни злиться, ни огорчаться, ни удивляться... По этому поводу могу сказать только одно: психолог тоже человек, ничто человеческое психологу не чуждо, и вопрос не в том, что он чувствует, а в том, что он с этими чувствами делает дальше.

Руки у меня опускаются постоянно — я же живой человек. Далеко не всегда получается сделать то, что хочется, далеко не всегда мои тексты и видео понимают правильно (это вообще сплошь и рядом встречается). Особенно трудно, когда я со своей стороны делаю все возможное, чтобы быть понятым, но люди предпочитают не читать текст внимательно, а просто делают выводы по ключевым словам и решают возненавидеть меня.

Однако все это не повод отчаиваться или сдаваться. Это лишь повод учиться писать и говорить еще лучше, стараться с пониманием относиться к нашему, людскому, несовершенству. Так что руки, конечно, опускаются, но я их быстро поднимаю обратно и занимаюсь дальше своим делом.

О друзьях и близких

— Друзья за советом обращаются достаточно часто. Но все же советов обычно стараюсь не давать — это бесполезно. Обычно люди ищут простой поддержки и участия, а не конкретного решения. Но ведь друзья и знакомые для того и нужны, чтобы поддерживать. Социальная поддержка сама по себе очень ценна, поэтому даже без советов ее часто хватает для улучшения ситуации.

Помогает ли психология в отношениях в семье? Мне кажется, очень сильно. Иначе жить со мной, думаю, было бы не очень приятно. А так я вполне себе переносим в быту. Скажем так, благодаря тому, что я психолог, я умею думать, а не просто переживать, и это серьезным образом улучшает супружескую жизнь.

О том, помогает ли психология в воспитании детей 

— Дочь в четыре года сильно расстраивалась, что я «сихолот». Уж не знаю почему. А так, конечно, профессиональный опыт не лишний. Благодаря моим знаниям детям легче учиться. Я могу быстро убрать страх перед водой, например, или помочь наладить отношения в детском коллективе. Думаю, без образования мне и моим детям было бы куда труднее жить под одной крышей.

О правилах, которые нельзя нарушать

— Существует профессиональная этика. Определенные правила вообще нежелательно нарушать, но вот сексуальные отношения с клиентами запрещены категорически. Да и в принципе любые отношения с клиентами вне работы недопустимы. Это просто нельзя. Нельзя и все.

О клиентах, которым нельзя помочь

— Увы, психологи не всесильны. В ряде случаев проблема совершенно не психологическая. Люди часто принимают соматические заболевания за психологические проблемы. Например, фибромиалгия (болезнь, связанная с мышцами) дает симптомы, схожие с депрессией, но при этом совершенно не лечится у психолога. Тут хоть сто лет работай с человеком, ничего не выйдет. Поэтому я часто еще на этапе, когда мы обсуждаем необходимость занятий, отправляю людей к врачам. Обычно это где-то треть всех обращений.

Совет, который всегда помогает

— Включайте голову. То есть не просто чувствуйте и переживайте, а осмысливайте происходящее, старайтесь понять, что за когнитивные искажения у вас включились и так далее. Очень полезная штука.


Татьяна Шаранда, практика 16 лет
 

 «Первая встреча с будущей профессией чуть не закончилась для меня полным отказом от нее»

О начале пути

— По стопам родных я пошла как физик — это моя первая специальность. В силу серьезных проблем со здоровьем пришлось сменить профессию. А так как в семье у нас ставка делалась только на науку — выбор пал на психологию.

О реалиях профессии

— Первая встреча с будущей профессией чуть не закончилась для меня полным отказом от нее. Я попала на «крутой» тренинг к одному психологу. Сегодня точно могу сказать, что там я получила серьезную психологическую травму. Покинула занятие только с одним вопросом: «И это наука о душе? Это так лечат человеческую душу?» Вмиг рассыпался сказочный образ магической науки. Но благодаря этому у меня сформировались четкие представления о специфических особенностях этой профессии.

О стереотипах

— Вы не поверите, психологи тоже плачут. После потери родных депрессия накрыла почти на два года. Никакие психологические техники в тот момент не работали — я не была замотивирована возвращаться к нормальной жизни. Просто тихо и медленно «замерзала», погружаясь в какой-то омут. Любые попытки помочь вызывали только агрессию. Но мне помогла работа. Именно она вернула меня к жизни.

О том, что расстраивает

— Больше всего печалят две крайности в отношениях родителей к детям, которые у меня вызывают тревогу: чрезмерная жесткость и полное отсутствие интереса к ребенку (родственники заставили семью прийти к психологу).  И если с первой категорией еще есть надежда что-то изменить, то второй тип родителей — это непробиваемо. А как к таким родителям ластятся дети! Как им не хватает тепла! Сложно.

О том, помогает ли психология в воспитании детей 

— Именно благодаря знаниям по психологии нам в семье удается обходить острые углы, гасить конфликты еще на этапе их зарождения. Младший сын закончил БГУ, он теперь тоже психолог.

О клиентах, которым нельзя помочь

— Невозможно помочь человеку, которого притащили за шиворот. Ему ведь не надо! В таком случае я не расстраиваюсь, но есть ситуации, в которых за одну встречу разобраться очень сложно. Люди шли к ней всю свою сознательную жизнь, а у психолога хотят за сеанс ее разрешить. Естественно, не всегда получается «вскрыть нарыв» — ведь я же не волшебник! Включается внутренний длительный диалог, который иногда заканчивается не в мою пользу… И тогда просыпается самоедство.

Об интересных случаях

— У нас в центре очень много световых модулей, которые закреплены по всему периметру кабинета. И вот как-то однажды на консультацию пришла семейная пара. Жена озвучивает свой запрос, а с мужем творится что-то неладное: он пересаживается с кресла на кресло, выкатывается на середину комнаты, постоянно осматривается. Я поинтересовалась, что могло так встревожить мужчину. И тут его захлестнула волна гнева!

Я не могла сразу разобрать, в чем клиент меня обвиняет, какие права человека я нарушила? А оказалось, что все световые пушки он принял за видеокамеры и потому пытался уйти из их зоны наблюдения. Мне пришлось включать и демонстрировать весь функционал кабинета. Он успокоился, но зачем-то в конце сессии еще раз попросил посмотреть это световое шоу. Не знаю, что мужчина вынес из нашей встречи, зато теперь стараюсь всегда заранее предупреждать клиентов о нашем оборудовании.

Совет, который всегда помогает

— Считаю, что во всем, что происходит, нужно находить для себя плюсы! Мое правило по жизни: быть благодарной. Не могу сказать, что всегда получается, но стремлюсь к этому.


Людмила Афанасенко, практика 17 лет

«Люди ждут от нас идеальной жизни, идеальных решений, идеальных отношений»

О начале пути

Я всегда знала, что буду помогать людям. Хотела быть доктором, но от медицинского образования отговорили родители, и я стала учителем начальных классов, воплощая мечту мамы.

Второе образование уже выбирала сама. Выбор стоял между тифлопедагогикой, сурдопедагогикой и психологией. Последняя наука оказалась для меня наиболее соблазнительной, особенно после того, как в мои руки попала книга Виктора Франкла «Человек в поисках смысла». Исследование психики, ее закономерностей, человеческих выборов….

Работать в профессии я начала уже после первого курса университета. В районных школах не хватало психологов и на формальные вещи закрывали глаза. В итоге школьным психологом проработала 9 лет. В частную практику пришла позднее, после обучения в МГИ (Московский Гештальт Институт).

О реалиях профессии

Работа в школьной системе отличается от работы практикующего психолога. Мы все нацелены на помощь, но в случае частной практики общение происходит с мотивированным клиентом, который сам готов и хочет изменений, осознает, что что-то в его системе жизненных ориентиров дало сбой. Тогда как в школе чаще всего я сталкивалась с позицией: «нужно исправить кого-то», «изменить», «сделать более удобным, послушным». Там больше работы на заказ, дольше формировалось доверие между мной и моими маленькими клиентами, больше срывов в расписании. Не всегда удавалось донести до родителей и учителей, что это наш совместный труд и что от их вклада зависит столько же, сколько и от меня, и от самого ребенка.

Большой плюс в профессии психолога, на мой взгляд, — это возможность помогать и улучшать качество жизни страдающего человека. А еще это бесконечное исследование, образование, поиск. Эта профессия для тех, кто действительно любит учиться.

Из минусов — очень сложно дается переживание бессилия, когда у меня есть и желание, и знания, и ресурс, но клиент решает остановить терапию и уйти, выбирая страдание. И все-таки мне повезло, я люблю свою работу.

О стереотипах

Знаете, про психологов даже мем такой ходит под хэштегом #тыжпсихолог (смеется). Люди ждут от нас идеальной жизни, идеальных решений, идеальных отношений. У психолога вроде как нет права на ошибку. И еще распространенное мнение, что психолог вот сразу оказался в этой точке успеха, благополучия и удовольствия от жизни. Родился таким. И когда я говорю своим клиентам, что на самом деле прошла долгий путь, они сильно удивляются.

Психологи тоже люди. Встречаются в нашей жизни и неудачи, и разочарования, и усталость, и потери.

О том, помогает ли психология в воспитании детей 

— Гораздо легче общаться с ребёнком, понимая особенности его развития, этапы и кризисы, которые он проживает.

Моему сыну сейчас 14. Он подросток. И на вопрос: «Как ты относишься к моей профессии?», — отвечает: «Мне все равно, делай, что хочешь». И я улыбаюсь и говорю: «Спасибо, сын». Это как раз его потребность сейчас: сепарироваться, отделиться от родителей, делать, что хочется, и чтобы не лезли, и еще, чтобы дверь в его комнату всегда была закрыта. 

О правилах, которые нельзя нарушать

— Для меня важны:

  • Конфиденциальность. Здесь, я думаю, не требуются пояснения.
  • Компетентность. Я должна понимать, насколько моей квалификации достаточно для работы именно с этой проблематикой, насколько я могу быть полезной и эффективной. Если же нет, то вовремя перенаправить клиента к коллеге, специализирующемуся на данной теме. Например, я не работаю с зависимыми людьми, и если такой клиент приходит ко мне, рекомендую ему обратиться к другому психологу.
  • Уважение и доверие. Иногда истории клиентов кажутся такими нереальными и странными, что есть соблазн не поверить. Так вот как раз очень важно верить в то, что человек говорит. Это его видение мира, и его субъективный мир сейчас таков.
  • Отсутствие других отношений между психологом и клиентом, кроме как рабочих.

В особо трудных случаях пользуюсь услугами более опытных специалистов, чтобы быть максимально эффективной для человека, который доверил мне свою историю. Этот процесс называется супервизия. Так же мы сотрудничаем с психиатрами и врачами-психотерапевтами, чтобы не пропустить заболевание, которое нуждается в медикаментозной поддержке.

О друзьях и близких

— Из ближнего круга давно никто не обращается с вопросами. Привыкли, что это бесполезно.

Я в таких случаях обычно говорю, что если бы советы работали, уже бы давно кто-то умный книжку написал (их, кстати, написано достаточно), все бы по этой книжке жили и были бы счастливы. Но нет, не работает! Потому что если сбой произошел в отношениях, то восстанавливать организм тоже нужно в отношениях. Поэтому я смело всем рекомендую посещение психолога. Кстати, я и для себя считаю этот пункт обязательным.

Во-первых, только собственный опыт нахождения в длительной терапии позволяет строить здоровые отношения с клиентом. Во-вторых, это необходимо, чтобы не реагировать на ситуацию, которую приносит человек в кабинет, исходя из собственных травм и незавершенных ситуаций. В-третьих, считаю, что наша профессия достаточно тяжелая и мне тоже нужна поддержка и забота.

Совет, который всегда помогает

Жизнь состоит из мгновений. Уметь видеть и наслаждаться этими мгновениями  вот задача из задач. А еще: быть физически здоровым, иметь близкие отношения, достаточно спать, получать удовольствие от запаха и вкуса еды, заниматься спортом, бывать на свежем воздухе, путешествовать, читать интересные книги и почаще осуществлять свой выбор в пользу того, что хочется, а не того, что надо.

Если резюмировать: «Будь верен себе, слушай свое тело, оно не врет».


Евгения Крючкова, практика 7 лет

«На первый взгляд, у меня была прекрасная жизнь. Но я поняла: что-то идет не так»

О начале пути

По первому образованию я инженер-проектировщик. У меня была интересная и престижная работа, я рано вышла замуж и родила ребенка. Со стороны — практически идеальная картинка. Но к 27 годам мне стало понятно: что-то идет не так. Появилось ощущение общей неудовлетворенности жизнью. Я была на грани развода, имела пару серьезных заболеваний, очень много работала, чувствовала себя вымотанной и истощенной.

Это был настоящий тупик. В таком состоянии я пришла к психологу. И началась работа. Сложная работа. Три года каждую неделю я ездила на другой конец города в то место, где можно было рассказывать и искать выход.

Я и моя жизнь с тех пор сильно изменились. И эти изменения продолжают впечатлять. Я получила второе высшее образование — психологическое, прошла обучение по различным специализациям.

О реалиях профессии

Мне представлялось, что для работы психолога достаточно получить хорошее образование и владеть определенными техниками. Но в реальности все намного сложнее.

Для качественной работы необходимо учиться постоянно, что я и делаю на протяжении уже приблизительно 10 лет. Кроме того, второй важный, на мой взгляд, аспект — внутренняя переработка знаний. Все, чему я обучаюсь, пропускаю через себя. И как следствие — трансформирую свою личность, внутреннее содержание. Это стало моим образом жизни. И сегодня я убеждена в том, что психолог работает личностью, а не только набором профессиональных знаний и техник.

О стереотипах

Однажды в больнице перед операцией хирург мне сказал: «Ну что вы так боитесь? Вы же психолог!».

Видимо, даже врачи считают, что психолог обладает какими-то сверхспособностями. 

Психолог — это профессия. Да, работа в этой профессии многое меняет в жизни человека, меняет самого человека. Но он-таки остается человеком с его возможностями и ограничениями.

О том, помогает ли психология в воспитании детей 

Не могу сказать, что родительская роль дается мне легко. Конечно, я что-то упускала, делала «неправильно», переживала из-за этого.

На каком-то этапе подросткового возраста дочери мне было сложно понимать и искать логику в ее поведении. От меня требовалась эмоциональная устойчивость, чтобы «выдерживать» своего ребенка и продолжать любить, не лишая ее личности. Это основное.

Сейчас, когда моя дочь взрослая (ей 18 лет), я замечаю, что она во многих вопросах намного свободнее, устойчивее, да что там, разумнее, чем я была в ее возрасте. Она имеет свое мнение, часто не соглашается со мной, умеет говорить «нет», способна признавать свои ошибки. Это не упрощает наши отношения, но и не разрушает их. Тут я понимаю: похоже, я достаточно хорошая мать. А мой ребенок способен жить в этом несовершенном мире.

Самым сложным для меня было и остается останавливать себя от навязчивой заботы и разрешать своему ребенку ошибаться.

О личных отношениях

Брак для меня — это непростое, но увлекательное приключение, которому уже 20 лет. За это время мне пришлось попрощаться с идеей о том, что мой мужчина — это моя вторая половина. Он другой и далеко не всегда соответствует моим ожиданиям. Мы меняемся и как пара, и каждый индивидуально. И наше «путешествие» продолжается.

Совет, который всегда помогает

Жизнь — это то, что происходит прямо сейчас, ее нельзя отложить. А человек — автор собственной жизни.


Константин Петров, практика 6 лет

«Психологу тоже нужен психолог, а лучше — два»

О начале пути

— Первым моим кумиром стала мама. Она у меня тоже психолог. Помню, в детстве, когда мы со старшим братом обедали, мама рассказывала нам много интересного о своей профессии: о том, как устроена психика человека, о ее теневой стороне, об архетипах и так далее. Это было интересно и захватывающе.

Лет до 16 я мечтал стать архитектором. Но  в 11 классе понял, что не хочу заниматься ничем, кроме психологии. Мама меня первое время отговаривала, ссылаясь на сложность работы с людьми и их проблемами. Она специализируется на одном из юнгеанских направлений — символдрама. Я же понял, что от мамы нужно как-то отделяться и интуитивно выбирал другие учения. Отправился на курсы эриксоновского гипноза, после был Фриц Перлз и гештальт-терапия. Сейчас мне нравится читать Ролло Мэя или Кьеркегора. Из современников предпочитаю Ирвина Ялома.

О реалиях профессии

— Представляя себе психолога, я думал об образе идеального мужчины, который весь такой здоровый, умный, всезнающий, до отвращения правильный. Не пьет, не курит, к любому человеку находит подход, быстро ориентируется в ситуации. А в глазах у него встроенный сканер, который помогает читать мысли.

В последующем, после того, как жизнь дала по голове и подкинула сложных людей и сложных ситуаций, я понял, что психолог — это не панацея и что даже тонна книг не поможет точно сказать о том, кто напротив меня, пока человек сам не захочет рассказать.

Первое время было ужасно от этого прозрения, потому что я понял свою «ничтожность» и осознал, что не смогу «причинить» добро абсолютно всем людям. Однако вместе с тем я почувствовал и свободу, в которой признал свою равность с теми, кто приходит и хочет разобраться со своими проблемами.

О психологе для психолога

— Я считаю, что каждому психологу нужен свой психолог. Обязательно! Ведь даже после длительной подготовки, когда общаешься с людьми у которых разные и порой действительно непростые ситуации, очень важно кому-то выговориться. Психика может просто не выдержать сильных переживаний.

Кстати, желательно, чтобы было два психолога: один выполнял бы функцию слушателя (у которого можно самому побыть клиентом), второй был бы коллегой (с которым можно обсудить профессиональные особенности работы). В западном мире это является нормальной или даже обязательной практикой.

О любви к людям

— В идеале психологу не стоит пропускать истории клиентов через себя. Полная нейтральность и умение осознавать свои чувства, чтобы быть полезным человеку. На деле без включенности никак. Ведь нет сочувствия или сопереживания, за которым часто приходят. Без любви к людям психолог становится роботом.

О клиентах, которым нельзя помочь

— Психолог помогает развивать способность рефлексировать и больше осознавать себя и свои реакции, находить первопричины тех или иных мыслей и эмоций. При понимании себя у многих появляется больше ответственности за собственную жизнь и реакции. Уже некого винить: ни прошлое, ни людей вокруг. К этому готовы не все.

Люди, которые приходят на консультацию, только за тем чтобы им говорили исключительно приятные слова и любили их, фрустрируются и уходят. Ведь правда бывает очень болезненной, как бы ее ни преподносил специалист.

Иногда клиенты ругаются, хамят, уходят, затем возвращаются и просят прощения, а потом могут снова хлопнуть дверью. Каждый случай индивидуален. Все зависит от того, насколько тесными в ходе работы становятся отношения специалиста и его клиента. Лично мне безразлично никогда не бывает.

Совет, который всегда помогает

— Я не даю советы, максимум могу дать рекомендации, которым клиент может следовать или нет. Пользуюсь одним правилом: все контекстуально. Любое убеждение или любая идея может в одном случае работать и помогать человеку адаптироваться к среде, а в другом — лишь вредить и мешать в жизни. Следовательно, важно уметь видеть и понимать контекст ситуации.


Алена Королькова, практика 7 лет

«Дети психологов — это «неудобные» дети, ведь они с легкостью говорят о своих чувствах»

О начале пути

— Я не планировала становиться психологом. С пятого класса мечтала быть военным журналистом, но, к счастью, не поступила. На крыльце журфака я растерянно спросила у мамы: «Кем же мне теперь быть?» Перебрав много профессий, мы решили остановиться на психологии.

Эта деятельность не так проста, как кажется. Она намного интереснее и сложнее, чем  я себе представляла. Наша профессия предполагает бесконечный поиск новых знаний и неутомимое любопытство к людям. 

Как-то моя клиентка сказала: «Хорошая у вас профессия. Сидишь в кресле, вопросы задаешь и слушаешь. А тебе за это деньги платят». Я предложила ей поиграть: мы поменялись ролями, я стала ею, а она мной. Через три минуты девушка сказала: «Все, я устала. Лучше я буду клиентом».

О стереотипах

— Считается, что если у психолога есть личные проблемы, то он плохой специалист. Я сразу вспоминаю слова моей коллеги Брэнди Энглер из ее книги «Мужчины на моей кушетке»: «Я не замужем, но я успешно лечила супружеские пары. Я лечу мужчин с эректильной дисфункцией, но у меня нет пениса. Может быть, я и не смогу лично отождествляться с вашими жизненными обстоятельствами, но вы платите мне за набор профессиональных навыков, а не за наше сходство».

О друзьях и близких

— Иногда опыт помогает в личном общении, а иногда и мешает. Как сказала одна моя клиентка: «До терапии я жила в стране сказочных единорогов и прекрасных бабочек. И честно говоря, иногда я так скучаю по этой стране».

О том, помогает ли психология в воспитании детей 

— Сын говорит, что моя профессия очень серьезная и очень грустная. И он бы не хотел работать психологом.

Те знания и навыки, которыми я обладаю благодаря психологии, безусловно, помогают мне в отношениях с сыном. Однако дети психологов — это «неудобные» дети, ведь они с легкостью говорят о своих чувствах и переживаниях. А это не всем взрослым нравится.

Об интересных случаях

— Вместе с сыном мы однажды летели на отдых. Самолет попал в зону турбулентности. Нас порядочно трясло на протяжении длительного времени. Сын испугался. Я стала разговаривать с ним и показывать, как нужно сейчас сесть, как настроить свое дыхание, чтобы уровень тревоги снизился. Через некоторое время с удивлением обнаружила, что люди на соседних креслах все повторяют за моим ребенком. После того как самолет перестало трясти, ко мне подошел мужчина и поблагодарил. Было приятно.

О правилах, которые нельзя нарушать

—  Специалистам запрещено выходить за рамки психотерапевтических отношений. Это значит не пытаться дружить с клиентом, делать с ним совместные проекты, соблазнять его или быть соблазненным им. В нашей среде даже есть такая шутка: оставайтесь для клиента психологом, во всех других ролях вы, скорее всего, его разочаруете.

Совет, который всегда помогает

—  Мир не меняется сам по себе. Меняемся сначала мы, а потом в нашу жизнь приходят чудеса.

И как тут не вспомнить мою любимую книгу «Алиса в Стране чудес»:

— А что это за звуки вон там? — спросила Алиса, кивнув на весьма укромные заросли какой-то симпатичной растительности на краю сада.

— А, это чудеса, — равнодушно пояснил Чеширский Кот.

— И... И что же они там делают? — поинтересовалась девочка, неминуемо краснея.

— Как и положено, — Кот зевнул. — Случаются.