Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

«Не люблю понятие "декретный отпуск". Это декретная занятость, тяжелая работа». Павел Зыгмантович о молодых матерях

Текст: Ирина Репина, 4 ноября 7599

Как найти «золотую середину» между материнством и работой? Сколько времени на самом деле требует малыш до 3 лет, и почему при рождении ребенка лучше, если с ним будут находиться папа и мама? Рекомендации молодым родителям дает психолог Павел Зыгмантович.


Павел Зыгмантович
психолог

Мать нужна ребенку всегда, но особенно в первые 2 недели его жизни


— Мать нужна малышу всегда, но особенно в первые две недели его жизни. Все дело в том, что рождение для ребенка является изрядной встряской, и будет хорошо, если с ним будет как можно больше знакомого — например, сердцебиение матери, к которому он привык, ритм ее дыхания. Для этого требуется две недели.

Однако впоследствии малышу непринципиально присутствие конкретного родителя, например, матери. Ему важно нахождение рядом с ним старшего человека, который о нем заботится. Ребенку нужны объятия и прикосновения, а также коммуникативный и эмоциональный контакт. Необходимы: агуканье, улыбки, сюсюканье. Кто это будет делать, не имеет значения: мама, папа или бабушка. Крохе требуется просто старший человек, который будет с ним в тесном контакте. Я не видел ни одного исследования, где сказано, что ребенку нужна именно и только мать. 

И если подросток нуждается в подобном общении 2-3 раза в день, то младенцы — несколько раз в час.

Маленьким детям важно подобное взаимодействие по очень простой причине. У них чаще, чем у взрослых, может наблюдаться такое нарушение, как «госпитализм». По-другому, совокупность психических и соматических нарушений, которые обусловлены длительным пребыванием вдали от близких людей.

— Ведь малыш не может сам позвонить друзьям или сходить куда-то и развлечь себя. Он полностью зависит от тех, кто его опекает.

Павел Зыгмантович говорит, что необходим именно эмоциональный контакт с кем-то старшим. В идеале, это родители, но жизненные ситуации бывают разными.

— Если бы из-за невозможности общаться с матерью в раннем детстве (и вообще по жизни) у людей были проблемы, человечество бы просто не выжило. Эволюционно мы приспособлены привязываться к разным взрослым или просто старшим. Это нормально.

— Насколько женщине вообще нужен декретный отпуск в современном мире?

Я не люблю в этом контексте слово «отпуск». Это, скорее, декретная занятость, тяжелая работа. Да, безусловно, женщине и мужчине нужно привыкнуть к новым ролям, статусу.

Идеальным вариантом, по мнению Павла, было бы наличие декретной занятости для обоих родителей в первые полгода жизни ребенка. Хотя бы первенца. Уже потом, спустя 6 месяцев, один из взрослых возвратился бы на работу.

— Считаю сложным и проблематичным мероприятием сдавать 2-3-летнего малыша в ясли. Это тяжело не только ребенку, но и родителям. На мой взгляд, лучше это делать с 5-летнего возраста или как минимум с 3,5-летнего. Ведь первые полгода пойдут на адаптацию. И только потом ребенок начнет спокойно ходить в сад, отлучаться от родителей (опекунов).

Если малыш идет в сад в 3 года или раньше, то и его мама не может спокойно работать. В период адаптации ребенок часто болеет. Ей постоянно придется брать больничный. Этого очень не любят наниматели. Но дети не роботы, они будут болеть. Это необходимо понимать в первую очередь самой матери.


Выходить из декрета раньше или нет — решает женщина


Вот почему вопрос о том, выходить ли из декретного отпуска раньше времени, решает сама женщина или семейный совет. Экономическая ситуация у каждого своя. Однако если есть возможность, лучше все же в декретном отпуске быть. Это позволит приучать малыша к новому (например, садику) постепенно. Свободно ребенок будет себя чувствовать только с 5 лет. И это правда.

Павел Зыгмантович убежден: мать может спокойно выходить на работу, только когда чадо будет в состоянии болеть одно. Большинство детей способны на это с 10 лет, некоторые — с 7.

Однако есть две стороны одной медали. Бывают женщины, которые  видят себя лишь как профессионала и хотят строить карьеру. 3 года декретной занятости для таких потенциальных матерей — плохо. Квалификация за это время точно потеряется. Естественно, здесь многое зависит от профессии. Предположим, программист лишится навыков быстрее, чем маляр.

При этом есть и другой тип женщин, которые готовы всецело посвящать себя материнству. И таких в нашей стране много.

— Если говорить об идеальном устройстве общества (чего нет ни в одной стране мира), желательно давать женщине шанс выходить на работу вместе с ребенком. У нее должна быть возможность поработать пару часов и проведать малыша. Еще один хороший вариант — мать работает, а ребенок играет за стенкой из стекла и всегда находится на виду.

— Как найти «золотую середину» между работой и материнством?

Павел Зыгмантович рассказывает, что у всех женщин условно европейской цивилизации (от Аляски до Чукотки) есть два противоречивых феномена. Это «синдром домохозяйки» и «деловой женщины». Представительница прекрасного пола, которая сидит дома и воспитывает детей, часто впадает в чувство вины. Мол, я тут сижу, а муж, бедняга, всегда работает. Ему тяжело, а я с него деньги то на подгузники, то на секции ребенку тяну. Я плохая.

Женщина, которая работает, тоже «разрывается» между двух огней. Она и на работе всех подводит, и с семьей не в полной мере бывает. И здесь всем плохо. Она виновата.

— Так вот обе эти позиции неверные. Важно, чтобы женщина понимала: это выбор. Он, как и любой другой, имеет плюсы и минусы, и не нужно переживать из-за этого. Второй важный момент — поддержка со стороны окружения. Необходимо, чтобы начальник, муж, коллеги понимали женщину. Говорили, мол, молодец, что работаешь. То, сколько времени с детьми проводишь, не самое главное. Важно, как ты это делаешь.

К сожалению, так рассуждают не все матери. Чаще они просто находятся в постоянном стрессе и не знают, что делать и что выбрать. Нервотрепка сказывается на детях, здоровье, муже…

— Убежден, эту проблему необходимо решать на уровне общества. Женщине же нужно просто понимать, что идеальной ситуации не будет. Как минимум в ближайшие 20 лет. Экономика нашей страны, как и большинства других, не ориентирована на работающую женщину с ребенком или даже на семью с двумя работающими родителями, у которых есть дети. И такой идеальной модели, повторю, нет нигде в мире.

Психолог говорит, что при любом раскладе — нахождении дома с ребенком или активной работе — все равно есть минусы. И это не минусы женщины или мужчины, это недостатки той среды, где мы все находимся. В Швейцарии вообще сдают малыша в ясли в возрасте 4 месяцев. У нас в этом плане все гораздо терпимее.

— Переживать «синдром домохозяйки» или «деловой женщины» — то же самое, что расстраиваться из-за того, что осенью у нас мало солнца, или от того, что после двух кружек чая хочется в туалет.


На самом деле ребенок требует не так много времени, как мы привыкли думать


Павел Зыгмантович уверен, что малыш до 3 лет нуждается не в количестве времени, проведенном с ним, а в качестве.

— Кроме базовых потребностей, ребенку достаточно около 15 минут тактильного контакта, приблизительно 1 часа разговоров и взглядов прямо в лицо и около 30 минут простого нахождения рядом. В сумме малыш требует не более двух часов внимания в день. Это, конечно, не абсолютная величина — просто ориентир. Все зависит от индивидуальных особенностей крохи.

Психолог говорит, что есть и более простой критерий. Малыш нуждается ориентировочно в 15 объятиях в день. Чем старше он становится, тем меньше «обнимашек» ему нужно. Но это опять же лишь до возраста, пока ребенок сам не станет мужем или женой. Потом человек опять нуждается в повышенном количестве объятий.

— Я могу сказать по своим детям, что иногда им хватает и 3-4 минут внимания после того, как я пришел с работы. Потом они убегают и занимаются своими делами. Затем им важно, чтобы я замечал их каждые полчаса хотя бы по 3 минуты. И у нас все прекрасно.

Павел Зыгмантович уверен, дети не настолько хрупкие существа, как это кажется в последнее время. При наличии значимого старшего они прекрасно социализируются и живут полноценной жизнью.

Фото: Дмитрий Рыщук

Читайте также:

Павел Зыгмантович: «Хороший современный брак — это формула «дружба + секс»

Психолог: многие белоруски считают, что, лишь выйдя замуж, можно состояться как женщина