Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

Павел Зыгмантович: «Хороший современный брак — это формула «дружба + секс»

Текст: Антонина Зиновенко 16022 21

Существуют ли сегодня роли «мужчина - добытчик» и «женщина – хранительница очага», действительно ли женщины – это «слабый пол», который нужно защищать, и какие отношения актуальны в современном браке? Об этом и многом другом в интервью с психологом Павлом Зыгмантовичем. 


Павел Зыгмантович
психолог

— «Мужчина – добытчик» и «женщина – хранительница домашнего очага»: кто и когда распределил такие роли?

— Давайте посмотрим на племена, которые сегодня, несмотря на развитие цивилизации, все еще находятся в каменном веке. В Папуа-Новой Гвинее их много, на Килиманджаро, в Африке, Южной Америке.  

В них женщина, причем, взрослая женщина за 40, является основной добытчицей по калориям. Она охотится на мелкую живность и занимается собирательством: ягоды, коренья, плоды, может пригодную для питания падаль подобрать. Однако охота (в классическом ее понимании, когда есть стрелы, копья и все рвутся в бой) — это мужская прерогатива.

Вот в чем дело: если на охоте покалечат женщину — это страшно, ведь она вряд ли сможет родить. Для популяции это плохо. Однако если погибнет пару мужчин, это будет не страшно. Мужчина — это своего рода разменная монета эволюции.

К слову, в племенах, где довольно высокий уровень сексуальной свободы, мужчины охотнее делятся с женщинами мясом. И охотнее за этим мясом бегают. А вот в племенах, где семьи моногамные и где не очень приветствуется хождение налево, мужчины меньше стремятся бегать на охоту и добывать мясо. 

Поэтому, подытожив, можно сказать, что такие роли были еще в каменном веке. И тогда они были обусловлены банальным стремлением выжить.

— А что насчет «женщина – слабый пол», «мужчина – сильный пол»?

— Это разделение появилось гораздо позднее. Давайте я сразу оговорюсь: роли, которые в то или иное время берут на себя мужчины и женщины, — это ничто иное, как последствия определенной экономической формации.

Образ счастливой домохозяйки, которая сидит дома и не работает, — это образ достаточно узкой прослойки населения в весьма короткий промежуток времени. Примерно с 50-х годов 19 века для хорошо обеспеченных горожан. Но опять же это наследие определенной экономической ситуации.

В остальное время все работали. Посмотрите – во всем мире активно работали даже дети. В США, например, ещё в конце XIX века дети работали в шахтах (дети маленькие – удобно пролазить). Женщины, к слову, работали в шахтах по той же причине.

Особенно важно, что наравне с ролью «женщина – слабый пол» есть противоположная роль. Например, у американских негров образ женщины как раз предусматривает сильную, устремленную, волевую натуру. Потому что именно такие женщины (ну, вот так у них сложилось) и выращивают детей. Негритянка, которая тянет на себе трех малышей, а потом уже и взрослышей, — это совершенно нормальная ситуация. И феминность негритянских женщин подразумевает как раз-таки «крутость».

Или вот: у Диккенса в «Записках Пиквикского клуба» был герой – Сэм Уэллер, у которого был отец, жена которого гоняла его и в хвост, и в гриву. И это, заметьте, почти два столетия назад.

— Женское «я хочу такого мужчину, который бы обо мне заботился»: это какая-то психологическая необходимость или…

— Инфантилизм. Это инфантилизм. 

Если мы воспитываем девочку в формате «ты маленькая, слабенькая, ты принцесса», то вырастает женщина, которая уверена, что ее нужно защищать. А она, как хороший интерьер, будет вдохновлять своего «защитника».

Однако история показывает, что женщины ничуть не меньше мужчин деятельны, бодры и веселы. К слову, во времена ВКЛ женщина обладала очень большим количеством прав. Это иллюзия, что женщина слабая и беззащитная. Однако, конечно, если это ей внушать, то она такой и будет. Если родители не будут замечать талантов и поддерживать стремления дочери, а сузят ее функцию в будущем до приложения к мужчине, то да, она такой и вырастет.

Тут важно понимать – концепция слабой женщины более-менее живет при безгосударственном обществе, где защитить женщину могли либо семья, либо муж. Во времена, когда еще не было милиции и полиции, а братья, как семейная опора, уже не заступались за сестру, в этом промежутке только муж был единственным защитником. Но мы-то живем в другом обществе, давно уже.

Но ведь есть сегодня мужчины, которые хотят видеть рядом с собой слабых и покорных женщин. 

— Все верно. Потому что это приятно. Она не будет перечить, на ее фоне он будет чувствовать себя красавцем, с ней не нужно держать планку. 

Но с точки зрения развития, это не очень хорошо, когда один доминирует над вторым. Потому что это превращает «сильнейшего» в некоего хозяина, тирана. Хотя, вероятно, это кому-то и нравится. 

Да и жить за чужой счет — это, возможно, приятно кому-то, но крайне опасно. Если ты не умеешь стоять на своих ногах и тебе всегда нужна поддержка, что ты будешь делать, если поддержки не станет? 

— Психологически здоровые отношения в паре на сегодня — это какие?

— Для нынешних условий — партнерские. Но быть в паре партнером весьма трудно. Потому что когда один командует, а второй подчиняется – тут все просто, роли расписаны. А когда вы каждый самостоятельная личность, вам нужно уметь договариваться, нужно уметь увязывать свои интересы. Это утомительно, но такие люди удовлетвореннее, они крепче стоят на ногах и даже в случае ухода одного из партнеров мир второго не обрушится. 

Когда мы в партнерстве, мы смотрим друг на друга, прежде всего, как на людей. Нам друг с другом интересно, мы даже стимулируем деятельность друг друга в чем-то. 

Хороший современный брак — это, очень грубо говоря, формула «дружба + секс». 

Раньше такое было не нужно. Потому что разводиться было не выгодно. Сейчас же жить одному удобно. Ты сам распоряжаешься своим временем, никто ничего не навязывает, никто перед глазами раздражающе не мелькает. Когда же мы говорим о партнерстве, то тут есть выгоды для современного человека, которые это партнерство дает. 

— Да и браки сейчас заключаются позже, когда люди уже сформированы зачастую…

— Плюс браков и длительных отношений становится меньше. Многим проще порхать от цветка к цветку, потому как выгоды брака для них не очевидны. А они действительно становятся очевидны не сразу. 

— Выходит, институт брака и семьи с невероятной скоростью рушится?

— В психологии есть направление «ситуационизм»: человек меняется вслед за ситуацией. Грубо говоря, ситуация важнее, чем человек. 

Изменение общественных взглядов происходит под воздействием объективных ситуаций. Объективно нам сейчас не надо жить мелкими группами (семья, где относительно много взрослых и еще больше детей). Когда есть четко работающая полиция, медицина, ЖКХ и проч. (а у нас все это работает хорошо, да, не идеально, но хорошо), то зачем мне так много родственников? 

Когда от включения в род зависело выживание, тогда все вели себя с родственниками подобающим образом. Потому что никто не мог починить тебе кран, только дядя Вася из Бобруйска. Правда, в то время, когда это было актуально, и Бобруйска-то не было еще.

Сегодня же на первый план выходит не необходимость, а некий сознательный выбор. И поэтому сейчас актуален именно партнерский брак, в котором комфортно и хорошо и тебе, и второму.

— Мы говорим о том, что мужских и женских ролей нет, о том, что нужны равные партнерские отношения. Но есть такие вещи, как подать руку, чтобы она вышла из машины, открыть дверь, помочь надеть пальто… Это этикет, который вскоре исчезнет?

— Видите ли, в чем дело. Этикет сегодня очень странно сформулирован. Он предписывает мужчине определенное поведение. А как, согласно этикету, должна вести себя женщина по отношению к мужчине?

— …

— Вот видите. В принципе, предписанное поведение женщинам тоже есть, называется оно очень просто — благодарность. За каждый из этих поступков нужно просто благодарить. И этого более чем достаточно в рамках существующего этикета.

Но что делают женщины? Они воспринимают это, как должное. Вот пример. «Передай мне соль» — просит женщина мужчину за столом. Он передает, она как-то интуитивно берет солонку рукой, потому что голова ее повернута в сторону подруги, с которой ведется беседа. И куда-то в воздух, в пустоту она тихо говорит «Спасибо». 

Почему свою неблагодарность, а в этом примере именно неблагодарность, женщина не рассматривает как нарушение этикета? Почему мальчик должен быть рыцарем, а девочка – как получится?

Поэтому говорить про этикет не так-то и легко. На мой взгляд, разумно, когда есть четкие и понятные правила, как нам жить. Просто с точки зрения удобства. 

Наравне с женщинами, которые ждут, что им подадут руку при выходе из машины, есть женщины, которые считают это унижением своей женской сущности. Поэтому, по-моему, сегодня придерживаться этикета или нет — это вопрос исключительно личного выбора каждого. Как и в большинстве других вопросов. 

Фото: Дмитрий Рыщук