Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

«Мужчины не занимаются сексом. Они в него играют». Интервью с Павлом Зыгмантовичем

Текст: Антонина Зиновенко 26707 14

«Раз принято хотеть — надо хотеть» — именно так думает большинство мужчин, стараясь соответствовать общепринятому мнению». Павел Зыгмантович о мужской психологии секса.


Павел Зыгмантович
психолог

Не так важен секс для мужчины, как это принято изображать

— Сексуальное желание мужчин — оно все-таки преувеличено. Да, сексуальных порывов, позывов и актов у самцов больше, чем у самок. По крайней мере, если мы говорим о млекопитающих. Но вот это «больше» — оно не такое критичное, как принято считать в обществе. 

В последнее время у меня все больше клиенток, у которых мужья «не хотят». Более того, за мою практику мне ни разу не встречался мужчина, который бы уходил от своей жены, потому что ему мало секса или секс какой-то не такой. А также мне не встречался мужчина, который бы разрывался между любовницей и женой в разрезе «любовница — хорошая любовница, а жена — хорошая жена». Других причин хватает, а вот этих – не было. 

Женщины же с этой проблемой приходят через одну. Если не каждая первая. Муж внимательный, добрый, заботливый и всё такое, а с любовником отличный секс, оргазм и все дела. Но с любовником жить она не сможет, потому что он как человек не очень, а муж как человек очень, но секс с ним так себе. И женщин рвет на части.

Из этого я делаю вывод, что все-таки не так важен секс для мужчины, как это принято изображать. И не так асексуальны женщины, как об этом принято говорить. Безусловно, мой опыт — это не полноценное исследование, это только опыт одного практикующего специалиста, но тем не менее.

Да, мужская сексуальность выше, чем у женщин, но лишь на процента 3 — не больше. Это, конечно, сильно зависит от возраста мужчины, от его эмоционального состояния. Равно, собственно, как и у женщин. 


«Раз принято хотеть — надо хотеть»…

…именно так и думает большинство мужчин, стараясь соответствовать общепринятому мнению. Но на самом деле это стереотип. Я бы даже сказал, подростковый. Потому как именно в этом возрасте закрепляется мысль, мол, кто из парней переспал с барышней, тот и мужик. И это куда круче, чем покурить или выпить водки, это настоящее «боевое крещение».

Есть социологический термин «спираль молчания». Предположим, все мы считаем, что деньги зло. Однако при этом никто об этом не говорит, поэтому все считают, что деньги всем нужны и никакого зла в них нет. Т.е. человек начинает думать, что он один такой со своим мнением. А ведь это не так. Вот и в отношении «постоянного мужского хотения» та же ситуация.

Да, секс это важно и интересно. Но не настолько, насколько об этом принято говорить. 

Анекдот есть на эту тему:

— А вот мой сосед говорит, что может 7 раз за ночь….
— Ну, так и вы говорите…


— Т.е. женщины, которые зачитываются статьями на тему «Что делать в постели, чтобы он никогда от тебя не ушел» и идут на курсы «90 способов оральных ласк — и он навсегда твой», — просто жертвы мифов?

— Да. Здесь нужно вспоминать наш с вами разговор о том, что большинство женщин считает, что они определяются через мужчин. Если рядом есть мужчина — значит, у нее все хорошо, значит, она состоялась как женщина. Пусть мужчина бьет, издевается, ничего не делает по дому, но я любыми силами должна удержать его рядом.

А если вокруг все говорят, что с мужиками работает секс, то я буду удерживать его сексом. Если «путь к сердцу через желудок» — я буду готовить, даже если ненавижу это делать. Такие женщины будут реагировать на любой тренд, который обещает удержание мужчины.


Так чего же хочет мужчина в сексе

— Мужчина хочет от женщины легкого отношения к сексу. «Легкость» в этом случае не равно «доступность» — речь совершенно не об этом. «Легкое» отношение к сексу — это когда секс не фетишизируется. Чтобы секс был не валютой, не одолжением, не долгом, а прикольным, классным развлечением для обоих. Чтобы женщина относилась к сексу как к прекрасному времяпрепровождению. 

Представьте, что секс — это шахматы. Сидят два игрока. Один играет, потому что ему очень нравится играть, он любит, когда игра захватывающая. Он устраивается поудобнее, весь в предвкушении интересной партии, а второй игрок делает вид, что ему не хочется играть, поддается, эмоционально в игру совсем не включен… Ситуация не очень.

Если же партнер думает, как играть, эмоционирует, получает удовольствие от игры, когда ставит перед собой задачу не разбить противника в хлам, а именно сыграть красивую партию, тогда это становится очень увлекательно. Так вот этого мужчины хотят от женщин в сексе. Но так как возле секса накручено слишком много, там не остается места для легкости и игры.  

— Выходит, если мужчина воспринимает секс как игру, то ему проще высказывать свои желания? Но тогда почему остаются проблемы во взаимоотношениях, вызванные непониманием и недосказанностью?

— Поправочка: он ХОЧЕТ воспринимать секс как игру. А как оно получается, зависит от разных факторов. Если женщина соглашается на секс лишь каждый четвертый раз, да и то с недовольным цыканием «Ну ладно», — какие желания здесь можно открыто высказывать? А если она сама инициирует, что-то интересное предлагает, если для нее это так же весело, то да…тогда можно высказываться.


Женщины не знают сами себя

— Женщинам очень трудно самим понять, чего они хотят в плане секса, как им нравится, а как — нет. Все исследования показывают, что женщина к годам 35 для себя становится сексуально лучше. Она лучше сама себя знает, у нее повышается частота оргазмов, длительность половых актов и их количество, увеличивается удовлетворенность сексом, она начинает понимать, что ей приносит наибольшее удовольствие. Секс становится настолько приятным, насколько ей хотелось бы, чтобы он был приятным. 

И здесь случается основная осечка — мужчина говорит: «А ты уже как бы…старовата. Слишком долго ты как-то раскрывалась». 


Спекуляция: женщины сексом, мужчины деньгами 

— Спекуляция характерна даже для обезьян. Самки шимпанзе за близость выманивают фрукты. При этом самцы шимпанзе делают набеги на сады людей и приносят оттуда фрукты, аналогичные тем, что растут в лесу, — это показатель еще и его храбрости, крутизны, мол, к людям залез — вот как много я могу сделать ради этой конкретной самки, насколько она для меня важна.

Точно так же мужчины спекулируют финансами. Мужчины, как правило, зарабатывают больше в принципе или на каком-то конкретном этапе, например, когда жена в декрете. И это печально.  

Продажа секса за деньги — это, с одной стороны, неизбежность, но с другой — неизбежность дурная, от которой хорошо бы уйти: деньги отдельно, а секс отдельно.

На мой взгляд, зарождается эта спекуляция совершенно не злодейским образом. Предположим, есть девочка-подросток лет 16. В этом возрасте она уже обладает привлекательностью для окружающих парней. Легко ли ей заниматься сексом? Нет.

Во-первых, это страх дефлорации (никто не хочет идти туда, где говорят, что будет больно). Во-вторых, она боится беременности. В-третьих, страх раскрепощенности. Объясню: связи в таком возрасте недолговечны, и если девушка (не будем говорить про секс, скажем просто про поцелуи) перецеловалась с половиной двора, то это считается «фу, некрасиво, позор». При этом сексуальное возбуждение у девочек-подростков ничем не меньше, чем у парней. А ей нельзя.  

Дело в том, что большинство женщин растут с мыслью о том, что секс — это «фу, плохо».

Буквально недавно читал, что девочки в возрасте 5-6 лет гораздо более охотно показывают мальчикам того же возраста свои гениталии. И именно девочки инициируют игру в доктора. В детстве все это происходит без взаимных выгод. Я посмотрела, ты посмотрел — прикольно. И все. 

Но спустя время получается вот что: если она просто будет показывать, то все скажут «фу, позор». Значит, нужно показывать не «просто». Это так называемая дилемма «Мадонна-Блудница», репрессивная половая мораль.

После выясняется, что за «дай посмотреть» можно получить какой-нибудь ништяк. И тут возникает свежая идея: может быть, на этом можно сделать небольшой капиталец?

У парней встречная ситуация: «просто так» посмотреть никто не дает, но если ты вложился, то тебе дают. «Я завел ее выпить кофе — она дала себя приобнять, угостил ужином — позволила положить руку на ягодицу. Следовательно, чем больше денег, чем больше ты в нее вложился, тем больше она позволит». Значит, нужно брать деньгами.

У девушки такая же ситуация: она понимает, что, «чем сильнее я буду его сдерживать, повышать свою цену, тем больше он будет давать».


Женщины чувствами оправдывают желание секса

— У женщин есть такая вещь, как эмоциональная привязанность. Эта эмоциональная привязанность связана все с той же репрессивной половой моралью, дилеммой «Мадонна-Блудница».

Сравним две ситуации. Первая — к вам приходит подруга и говорит: «Вчера встретила мужика, сексуальный, красивый — супер, в общем. Думаю, надо бы с ним переспать».   

Вторая — к вам приходит подруга и говорит: «Знаешь, я влюбилась! Это просто идеал моего мужчины, меня неимоверно тянет к нему!». Ну, если влюбилась, раз тянет — говорят подруги ей — в этом случае секс оправдан, обязателен. «Уважительная причина» для секса найдена. 

— Этим можно объяснить женскую влюбчивость?

— Да. Секс без влюбленности — это же «фу, некрасиво». А если она влюбилась — это ведь уже оправдание для ее желаний. 

И тут есть один интересный момент. Проводились исследования по теме секса без любви. 56% мужчин — а это не маленький показатель — ответили, что испытывают сложности в сексе без любви. Женщин, так ответивших, безусловно, было больше — 76%.

Да, разница есть, но насколько она колоссальная? И эту разницу вполне можно оправдать репрессивной половой моралью женщин: ну, так сложилось у нас, что женщине постыдно заниматься сексом просто потому, что она хочет заниматься сексом. 

И еще вопрос: почему 56% мужчин сказали, что испытывают сложности в сексе без любви? Может, показатель честный, а может, реальная цифра тоже 76?

Вот поставьте себя на место этих мужчин. Вы участвуете в исследовании, к вам на улице подходит незнакомка и говорит: «А пойдем переспим». Как вы, представитель тех, кто «все время хочет», можете отказать? Не можете, ибо, как утверждает общество, «чем больше женщин, тем круче ты мужик». Стереотипы, знаете ли, сильная вещь. Многие подчиняются. 

В одном из моноспектаклей было выражение: «А на утро после секса с очередной любовницей я смотрю на нее и думаю: «На хрена?». Поверьте, очень многие мужчины задают себе этот вопрос сразу же после эякуляции. Сразу же. Даже в том случае, если они не женаты.


В чем ценность секса для мужчины?

— В оргазме женщины. Если мужчина доводит женщину до оргазма, он счастлив, это одно из его достижений. С одной стороны, довести женщину до оргазма — тяжело (поэтому он вот такой молодец), с другой — ну это же приятно («ей стало хорошо, а я в этом поучаствовал»). 

— Сексолог в одном из наших материалов говорил, что для женского оргазма размер не так важен, потому как оргазм — в голове женщины…

— Совершенно верно. Но тут еще вот такой момент: женщина в большинстве случаев ответственность за оргазм перекладывает на партнера. Когда же люди начинают заботиться о собственном оргазме самостоятельно, у них секс радикально улучшается. Он становится свободнее, пара начинает использовать какие-то дополнительные инструменты, способы стимуляции и даже игрушки. И, на мой взгляд, это нормально.


Все мужчины полигамны?

— Есть такое мнение, довольно распространенное, что полигамия для мужчин — это норма, в то время как для женщин это показатель психологической травмы, неудачных отношений в прошлом, etc…

— Это полная ахинея. Эту тему давайте начнем с главного — люди неправильно понимают термины «моногамия» и «полигамия».

Моногамия — это не единственный половой партнер, это парность выращивания потомства, такая форма организации брака. Объясню. Например, у нас есть две птички: одна сидит на яйцах, а вторая носит первой еду. Или пара волков, которые растят волчат по такой же схеме, — вот это моногамия. Моногамных видов в природе около 5%.

При этом среди млекопитающих и птиц есть моногамные браки и в общепринятом, бытовом понятии этого слова. Первый секс формирует жесточайшую привязанность к партнеру. Но это ну очень малый процент видов. К ним относятся, например, желтобрюхие полевки, которые настолько любят друг друга, что самки грызут других самок, а самцы — других самцов, которые посмели забраться на их территорию. 

Видов, которые парно выращивают потомство, огромное количество. Но при этом у них есть сексуальные отношения на стороне: и у самцов, и у самок.

Вот даже всем известная лебединая верность. Проводились исследования, в процессе которых ученые выяснили, что 30% яиц в кладке — от других самцов.  

Полигамия — это когда я забочусь о многих детенышах и не обязательно я забочусь о своих. Вот у шимпанзе, например, самцы могут заботиться и не о своих детенышах, но обязательно из своей группы. Сюда же относится вариант, когда только самка одна заботится о потомстве. Типичная полигамия наблюдается у котов. 

— Тогда я перефразирую вопрос: желание мужчин и женщин иметь более одного партнера, даже если они в браке, — это естественное желание?

— Да, естественное и для мужчин, и для женщин. Хочется оставить максимальное количество потомства, причем, результативного. Есть понятие «репродуктивный успех», которое измеряется количеством внуков. Поэтому мужчины стараются сделать больше попыток, а женщины стараются, чтобы их попытки были качественными («хороший мужик детям даст больше денег и прокормит вкуснее»). 

Но сексуальная жизнь человека давным-давно (подчеркну — давным-давно) отошла от простого воспроизводства. Она стала похожа на сексуальную жизнь карликовых шимпанзе бонобо, у которых секс является способом общения. У этих шимпанзе просто безумное количество половых контактов, причем, есть гомосексуальные (как среди самок, так и среди самцов). Для них секс — это способ решить конфликт. 

Люди сегодня не занимаются сексом только ради воспроизводства (если бы мы занимались сексом ради беременности, не было бы таких проблем с беременностью). Мы занимаемся сексом ради игры.

— Трио, групповой секс и прочее «разнообразие» — это что такое с точки зрения психологии?

— Это не более, чем попытка этого самого разнообразия. И очень часто эта попытка навязана. Смотрите, есть некоторый образ секса втроем, и, глядя немецкую короткометражку, кажется, что все легко и непринужденно. Однако те, у кого это было на самом деле, говорят, что действо обычно довольно неудобное — ты не знаешь, как себя вести.

Да, в кино все красиво, здорово, весело, понятно… Но там не показывают, что эти «герои» делают потом. Там не показывают отношения между ними потом: а это скованно и неловко. Что делать? Встать и уйти? Пойти в душ? Кто первый пойдет в душ? А о чем мы будем сейчас разговаривать? И стоит ли? И куча этих непроработанностей — она все ломает. Как правило, осознанности в решении заняться сексом втроем нет.

— Один психолог рассказывал историю, как муж, долго и упорно настаивающий на сексе втроем, получив все же желаемое от жены, ушел от нее спустя пару месяцев, аргументировав тем, что она ему противна после того, как он видел, что она занималась сексом с другим (у них был МЖМ)…

— Да, такое бывает.

— Это психологическая незрелость?

— Нет. Это непонимание, как это все будет, как это все устроено. О чем я вам выше и говорил. Всем почему-то кажется, что это будет клево. А ведь это может быть и не клево. И ты не можешь наперед предсказать. Поэтому сексуальные эксперименты лучше делать без привлечения посторонних лиц. 

Мы не можем наперед предсказать нашу реакцию. Это очень важная тема, которая касается не только секса. Все сексуальные эксперименты нужно продумывать — не столько к ним готовиться, сколько понимать, что по итогу может выйти НЕ хорошо. Да, на видео и в фантазиях все это выглядит прекрасно, но есть величайшая доля вероятности, что когда это случится в реальности, оно не доставит удовольствия вообще никому. 


Я ничего не знаю о сексуальном образовании у нас в стране…

… и это плохо. Я не совсем согласен с тем, что это надо преподавать в школе. Школа — это своего рода конвейер, и когда мы на конвейере крутим гайки — ошибиться сложно, а вот когда мы на конвейере залезаем в тему секса — ошибиться очень легко. 

Что мы будем делать, если введем этот предмет в школе, а какой-то преподаватель будет рассказывать детям какую-нибудь ерунду, например, про телегонию? Да, сексологи могут написать учебник, но никто не застрахует от отсебятины, которую могут понести преподаватели. Все мы люди.

Да и вопрос в кадрах. Кто будет вести занятия? Биолог? Трудовик? Физрук? Нужны грамотные специалисты именно в сексологии и психологии, а такого количества кадров, которые бы смогли доносить эту информацию детям, пока нет.

На мой взгляд, хорошим решением была бы централизованная пропаганда каких-то разумных вещей. Например, сайт, на котором будут написаны выверенные вещи, согласованные со специалистами. Или передача по телевизору, опять же с выверенными вещами. Я вообще за портал. Например, sekslikbez.info. Но это, конечно, утопия. 

— Комплексы, которые присущи и мужчинам, и женщинам в сексе — они, как правило, тянутся из детства или появляются после первых неудачных отношений/чувств/секса?

— «Комплексы из детства» — это штука популярная, но, мягко говоря, необоснованная. А вот что касается первых неудач — да, здесь соглашусь. Главная беда кроется в тех представлениях, которые есть у людей в головах: как должно быть, как правильно, как неправильно… 

Например, у некоторых людей жива мысль, что оргазм должен быть одновременным. А ведь одновременный оргазм — это крайне редкая, трудная штука. И, честно говоря, не самая удачная, потому что одно неправильное движение — и кайф будет сломан и вам, и партнеру. Поэтому желательно, чтобы оргазмы были разнесены по времени. Но некоторые считают, что только это показатель настоящей любви.

Откуда эта дурь в головах берется, наверное, и не важно. Из детства там что-то или после неудачной влюбленности появилось — вообще не важно. Важно лишь то, что человек с этим делает сейчас.

Фото: Марк Жигман