Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

На Западе — грудь, в Беларуси — лицо: как изменились тренды в пластической хирургии за 15 лет

16 сентября 16257

Красота всегда заботила людей: и в Античности, и в Средневековье, и сейчас — в эпоху популярности Instagram. Но как менялись запросы людей с течением времени и как на них реагировала медицинская «индустрия красоты»? На эти и другие вопросы ответил врач высшей квалификационной категории, пластический хирург медицинского центра Confidence («Конфиденс») Олег Валерьевич Стасевич.

— Что изменилось в пластической хирургии за последние 15 лет?

— В 90-е годы, когда я только начинал работать, была такая методика, как круговая подтяжка лица. Сейчас это нонсенс: такой операции в принципе не существует. А если хирург ее выполняет, он невероятный традиционалист и консерватор. На выбор множество других методик хирургического омоложения: MACS-лифтинг, SMAS-лифтинг, space-лифтинг, эндоскопические варианты подтяжки лица (когда все манипуляции происходят под контролем эндоскопа) и другие. И нельзя однозначно сказать, какая из этих методик лучше: все зависит от специалиста.

В пластической, эстетической и реконструктивной хирургии мы идем к меньшей инвазивности, меньшему повреждению тканей. 

Мы постепенно приходим к тому, что называется «офисной хирургией», когда человек может сделать что-то в обеденный перерыв и вернуться на работу. И это касается не только пластической хирургии, но и других сфер, например флебологии — лечения варикозного расширения вен. Для решения этой проблемы появилось много разнообразных методик. В целом же в пластической, эстетической и реконструктивной хирургии мы идем к меньшей инвазивности, меньшему повреждению тканей.

Мы стали чаще использовать лазер: лазерное омоложение, фотоомоложение, лазерное удаление папиллом и бородавок — и вплоть до лазерной липосакции. Все это в той или иной степени доступно в Минске, вопрос только в подготовленности специалистов и оснащенности конкретного центра.

— Какие операции относительно новые, почему они возникли?

— В последние десять лет наблюдается рост популярности интимной пластики (в большей степени женской, чуть в меньшей — мужской). Существуют эстетические ориентиры, к которым стремятся люди, и во многом эти ориентиры внешние. Раньше для того, чтобы увидеть обнаженную натуру, нужно было купить специфический журнал. Теперь же достаточно выйти в интернет. Поэтому и интерес к интимной пластике — скорее, социальное явление.

Женщины чаще всего делают пластику малых и больших половых губ и так называемое «интимное омоложение». Но помимо беспокойства насчет внешнего вида интимных зон, есть и более дискомфортная, но достаточно распространенная проблема — стрессовое недержание мочи. Мочеиспускательный канал у женщин в несколько раз короче, чем у мужчин, и это расстояние содержимое мочевого пузыря преодолевает быстрее и проще. Даже легкое перенапряжение или стресс могут создать неловкую ситуацию.

Интерес к интимной пластике — скорее социальное явление.

Проблему стрессового недержания мочи долгое время не решали ни урологи, ни гинекологи. И если раньше нужно было делать сравнительно сложную кольпоперинеопластику, то теперь все решается менее агрессивным путем и буквально за 20 минут: современные лазерные технологии позволяют быстро помочь пациентке.

— А стала ли эстетическая хирургия более доступной по цене?

— Конечно, ведь здесь тоже работают законы рынка. Если 15-20 лет назад на всю страну приходился десяток хирургов, то сейчас их гораздо больше: только в Обществе пластических хирургов состоит более 70 специалистов. А еще косметологи, флебологи, гинекологи, которые используют приемы пластической хирургии в рамках своих специальностей… И раз на рынке много предложений, то и цены стали ниже. Я думаю, что сейчас на любой достаток можно найти любую операцию. И клиент уже сам решает, куда пойти, соотнося цену, качество и свои возможности.

— То есть люди стали чаще обращаться к пластическим хирургам?

— Безусловно. Специалистов стало больше, количество услуг возросло — и информация об этих услугах стала доступнее. Сейчас не проблема найти в Google все об интересующей процедуре, особенно если вы владеет двумя-тремя языками.

— Влияет ли популярность «звездных» образов на запросы клиентов: просят ли нос, как у Николь Кидман, и ягодицы, как у Ким Кардашьян?

— Конечно, влияет. Но так было всегда и во всем: если популярный человек рекламирует, к примеру, кошачью еду, то даже она лучше продается. Здесь то же самое. Сейчас самый распиаренный визуальный образ — та самая Ким Кардашьян. Считается, что с нее пошла мода на объемные ягодицы. Но я думаю, что она не причина, а следствие нового эстетического идеала эпохи. 

Это все — часть маркетинга. Какую задачу ставит перед собой маркетолог — так он ее и решает. Мы всегда вынуждены говорить об эстетической медицине в аспекте бизнеса. Мешки под глазами или нависшие веки не угрожают жизни и здоровью, они отражаются только на внешнем виде, а значит, страдает качество жизни. И уже что с этим делать, каждый решает для себя сам.

— Увеличился ли процент мужчин, обращающихся за пластикой? Что хотят сделать?

— Я думаю, да, но вообще это сильно зависит от конкретного врача. В моей практике на 8 женщин приходится 1 мужчина. Женщины больше озабочены своим внешним видом, а мужчины более утилитарно подходят даже к омоложению. 

Мужчины, в общем-то, обращаются за тем же, за чем и женщины: это и омоложение, и коррекция посттравматических деформаций, и интимная пластика. Еще почти сугубо мужская проблема — пересадка волос.

— Какие методики хирурги часто используют сейчас, а 15-20 лет назад об этом еще никто не задумывался?

— Например, мы стали чаще делать липофилинг — буквально это значит «заполнение жиром», но в реальности мы производим пересадку жировой ткани (жировых клеток) пациента из одной анатомической области в другую. Сама технология давно известна, но изменились принципы забора этой ткани и работы с ней. Стало возможно измельчать ткань до уровня одной клетки и даже пересаживать не всю клетку, а только цитоплазму. Ткань стала лучше приживаться, изменились и наши знания о регенерации. Все ведь слышали о стволовых клетках? Они находятся в красном костном мозге, в плацентарной крови, в эмбрионе и в той самой жировой ткани.

Пациентка не приходит к врачу и не просит: «А пересадите-ка мне жировую ткань!»

Мы берем жировую ткань и перемещаем ее в ту область, которую хотим омолодить. Чаще всего это лицо, иногда грудь и другие части тела. Не совсем правильно это делать с ягодицами: много осложнений, так как в обычной жизни на эту область приходится слишком большая нагрузка.

Конечно, пациентка не приходит к врачу и не просит: «А пересадите-ка мне жировую ткань!» Нет, она говорит: «Я хочу выглядеть моложе, что вы можете мне порекомендовать?» И в арсенале современного пластического хирурга есть вот такой метод. Он сравнительно простой и эффективный, к тому же имеет низкий уровень осложнений.

— То есть дело только в стволовых клетках?

— Не совсем. Кроме того, что в жировой ткани содержатся стволовые клетки, улучшение внешнего вида происходит и за счет увеличения жировой прослойки под кожей. 

Что значат возрастные изменения, скажем, на лице? С возрастом регенерация тканей (их обновление) происходит реже. Поэтому ухудшается тургор и наполняемость тканей. Хорошая аналогия — сорванное с ветки яблоко: если оставить его на какое-то время на тарелке, яблоко сморщится, так как уменьшится его объем. То же и с лицом: уменьшается объем тканей, в том числе и толщина подкожной жировой клетчатки. А с возрастом истончается даже кость (зато хрящи — уши, нос — растут всю жизнь).

С возрастом ухудшается регенерация, уменьшается объем тканей, истончается даже кость.

Повлиять на кость и мышцы сложнее. Можно улучшить питание кожи (доступные инструменты — кремы, маски, биоревитализация). И на подкожную жировую клетчатку мы тоже можем влиять. К примеру, выраженные носогубные складки проявляются в том числе и оттого, что в средней зоне лица уменьшился объем жировой ткани. Достаточно заполнить это место — и положение вещей значительно улучшится. Это все мы и объясняем пациентам на консультации. 

Другой вопрос, что такой пересадкой мы не останавливаем возрастных изменений. Человек выглядит лучше, но моложе он не становится. Поэтому липофилинг нужно повторять раз в 12-18 месяцев. Для того чтобы достичь хорошего эффекта визуального омоложения лица, достаточно пересадить всего 7-8 мл жировой ткани. И это в разы дешевле, чем использовать, например,  гель гиалуроновой кислоты. Хотя, безусловно, для каждой методики — свои показания.

— Что еще стали делать по-другому?

— Новые методы появляются довольно часто. Например, по-другому делают ринопластику: развивается пьезохирургия, когда ткани носа обрабатывают ультразвуковым инструментом. Это дороже и сложнее, но гораздо менее травматично, чем работа остеотомом (хирургическим инструментом, применяемым для рассечения кости — прим. ред.).

— Что неизменно популярно у клиентов?

— Омолаживающая хирургия — неизменно самая популярная область у нас. На Западе же чаще всего увеличивают грудь. Но всему есть свое объяснение. В более благополучных с точки зрения материального положения странах все стремятся иметь преимущество на старте. Там увеличение груди — это операция молодых женщин. Они стараются получить максимум преимуществ в конкурентной борьбе в будущем. 

У нас эту операцию примерно 50 на 50 делают и молодые девушки с относительно ограниченными материальными возможностями, и зрелые женщины, которые уже зарабатывают деньги и могут ими свободнее распоряжаться. А сама по себе эта операция наиболее эпатажная, что ли. Ее стремятся делать все хирурги, ведь на нее действительно есть спрос.

— Есть ли операции, которые вы не делаете принципиально? Например, если видите, что человеку не пойдет «модный» нос?

— Любое хирургическое вмешательство, любая манипуляция или процедура имеют свои показания и противопоказания. И если от этого принципа уходить, то проблем не избежать. Мы стараемся сначала решить проблемы пациента со здоровьем, а потом уже делать операцию, если она все еще ему нужна. Бывает, приходит молодая мама и говорит: «У меня темные круги под глазами, сделайте что-нибудь». Я спрашиваю: «А сколько ребенку?» Говорит, 8 месяцев. «А вы спите?» — «Нет, — отвечает, — вообще почти не сплю». Так выспитесь сначала — и круги сами пройдут.  

Увеличение груди — самая эпатажная операция, и ее стремятся делать все хирурги.

Бывают, конечно, всякие просьбы. Очень-очень редкая в моей практике операция — удаление комков Биша. Я считаю эту процедуру вообще вредной: это старит и впоследствии вызывает другие проблемы. Но если клиент настаивает, я просто рекомендую ему хирурга, который на этом специализируется. 

Достаточно редко делаю подтяжку средней трети лица — просто потому, что чаще всего эта область именно в подтяжке не нуждается. Для улучшения внешнего вида эту область можно заполнять (жировой тканью или даже имплантами). 

— Какие операции по улучшению фигуры существуют сегодня кроме классической липосакции?

— Абдоминопластика — коррекция передней брюшной стенки. Иногда мужчины просят так называемые «кубики» на прессе. Тогда мы сначала убираем лишний жир с области живота, а потом делаем «кубики» жировой тканью клиента (можно использовать и специальные импланты). Сначала выглядит очень эффектно, но потом, конечно, нет. Это процедура с крайне быстротечным результатом: на какую-нибудь фотосессию, наверное, хватит, но не более. Еще относительно популярна пластика голени: для имитации развитых мышц ставится силиконовый имплант или пересаживается жировая ткань. 

Люди иногда просят: «Сделайте мне липосакцию всего, цена не имеет значения!»

Липосакцию часто делают в области талии, наружной или внутренней поверхности бедра. Но важно знать, что липосакция — это метод коррекции силуэта, а не способ похудения. В свою очередь, ожирение — это противопоказание к липосакции, а не показание. Люди иногда просят: «Сделайте мне липосакцию всего, цена не имеет значения!» Конечно, вынуждены отказать: это опасно для жизни.

Самый большой страх клиентов — попасть к неумелому специалисту, который их изуродует. Как правильно выбирать пластического хирурга (или клинику)? На что обращать внимание?

— На все: портфолио, стаж, оборудование, лицензии, обучение специалиста (в том числе за границей у признанных авторитетов) и так далее. А еще важно, чтобы врач нравился вам как человек.

И не требуйте от врача моделирования результата: никто не может точно знать, как вы будете выглядеть после операции. Слишком много в этом деле нюансов: пациент — живой организм и оперирует его тоже живой организм. 

Но если уж пациент с врачом сошлись — дальше идет командная работа. Результат зависит от них обоих. Обязательно нужно выполнять все рекомендации: не отклеивать пластырь, носить правильное белье и т.д. В противном случае могут возникнуть осложнения.

— Ваш прогноз: что в ближайшем будущем изменится в области пластической хирургии? Какие тренды придут?

— Сложно говорить о конкретных методиках и запросах пациентов. Что будет совершенно точно — эстетическая хирургия станет менее инвазивной и менее травматичной, оперировать скальпелем мы будем меньше. А запросы клиентов сформируют время и культурная среда: предсказать, что будет считаться красивым через 10 лет, невозможно.

Беседовала: Александра Тылец

Фотограф: Дмитрий Рыщук

Читайте также:

Пластический хирург — о возрастных изменениях и возможностях блефаропластики

Чем живет пластический хирург? Врач о профессии, пациентах и хобби

На данном Веб-сайте используются файлы cookie. Продолжая пользоваться ресурсом, вы соглашаетесь с условиями Политики обработки персональных данных.