Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

Нефть и парафин: читаем этикетки кремов вместе с биохимиком

Текст: Антонина Зиновенко 6265 8

За счет чего происходит мгновенный эффект от крема, существует ли гормональная косметика и почему вместо многих «био» и «органик» лучше пользоваться обычным вазелином? Об этом мы поговорили со Светланой Михайлюк — биологом, биохимиком и разработчиком органической косметики Sativa. 

Светлана Михайлюк
биолог, биохимик, разработчик органической косметики Sativa

— Мгновенный эффект от крема — это хорошо или плохо? И за счет чего он достигается?

— Мгновенный эффект часто достигается за счет гигроскопических веществ, разного типа гликолей, которые просто удерживают воду.

Нередко, когда женщине не нравится ее отражение в зеркале, она бежит в магазин за увлажняющими сыворотками. И эти сыворотки непременно будут давать результат, потому как в их составе одни сплошные гликоли, которые находятся в начале списка состава — т.е. их там предельная концентрация, которая допустима в косметике в принципе. За счет их, повторюсь, и будет удерживаться вода: та, которая есть в креме, и та, которая находится в коже. Гликоли ее хорошенечко связывают и держат. Кожа разбухает и морщинки разглаживаются.

Если перед вами стоит задача внезапно хорошо выглядеть к конкретному дню или по какому-то поводу, то почему бы и не воспользоваться такой сывороткой. Если же ей пользоваться всегда, то здоровья коже это не прибавит.   

Мне не так давно позвонили подруги, мол, тут косметика новая, с эффектом ботокса, посмотри, что за она. Я не поленилась, нашла в интернете состав, в котором оказалось 4 или 5 очень сильных увлажнителей. Как они действуют: проникают очень глубоко, умудряются создавать отек лицевых мышц, из-за чего мышца перестает работать. В принципе, обещанный эффект ботокса (который и колют для того, чтобы мышца не сокращалась) этот крем на самом деле дает. Но каким способом! Для меня, честно говоря, это жуть и ужас. 

— Если я куплю белорусский крем за 3 рубля и крем за 70 рублей известного иностранного бренда. Какой будет лучше?

— Может быть такое, что тот, который за 3 рубля. И при этом быть для вашего здоровья лучше. Чтобы судить об эффекте, нужно смотреть на состав — и так стоит поступать независимо от того, дорого или дешево вы купили крем. 

То, что за бренд мы постоянно переплачиваем, информация не новая. У бренда ведь есть своя лаборатория, в которой работает много людей, нуждающихся в зарплате, а еще, вероятно, он расширяет свое производство — и на все это ему нужно брать откуда-то деньги. Плюс, конечно же, большие вложения в рекламу. 

Дорогие известные бренды не могут позволить себе делать ерунду: у них в составе в любом случае будут активные действующие ингредиенты. Вопрос в другом — чем они «облагорожены»? Предположим, есть активное вещество, которое показывает на коже хороший результат, но если, кроме него, в креме находятся какие-то странные химические соединения, то они тоже будут влиять на функции кожи, причем, зачастую уменьшая действие этого актива.

— Понимаете, иногда состав крема может быть прекрасный, и содержание каких-то критических компонентов в процентном соотношении в нем будет малое. «Ну и что тут плохого?», — спросите вы. Представьте, что у вас есть кастрюля прекрасного наваристого борща. 99,9% борща. И 0,1% мы досыпаем цианистого калия. Борща-то в кастрюле куча, но, наверное, здоровья от него явно не прибавится. Вот такая аналогия понимается людьми лучше. 

От химической косметики, если честно, чем эффект меньше — тем лучше. Потому как в этом случае мы не так сильно насилуем свою кожу непонятно чем. Организму ведь потом все это метаболизировать и выводить как-то надо. 


Проникает косметика в кожу или нет?

— С одной стороны, мы привыкли думать, что косметика в кожу не проникает и, тем более, дальше эпидермиса не проходит. А так как клетки эпидермиса постоянно обновляются, то наносить на лицо можно все, что хочешь, — и никаких последствий для здоровья. Ну, разве что появятся прыщики, покраснения, если вдруг что-то «не пошло».

С другой стороны, фармакология занимается разработкой трансдермальных лекарств, где кожа выступает как депо и проводник лекарственных средств. Самый известный пример — никотиновый пластырь. Однако, в научных публикациях есть масса сведений и о более серьезных разработках.

Теперь ответьте мне: как эти две теории совместить?

Честно говоря, если смотреть на кожу как на орган с высокой проницаемостью, то нужно перестроить работу 90% фирм, производящих косметику.


Принцип «кормления» кожи

— Мы живем не сами по себе, мы симбионты для наших микробов, и их гораздо больше, чем нас. На один квадратный сантиметр поверхности кожи — около 10 тысяч микроорганизмов, а в более глубоких слоях уже более 1 миллиона на сантиметр квадратный. Мы сосуществуем вместе всегда, и ничего плохого в этом нет.

— Когда крем попадает на кожу, его встречают миллионы микроорганизмов, которые «съедают» эту «пищу», расщепляют имеющиеся в ней липиды. И потом глубже в кожу идут не масла и кремы, которые мы наносим, а как бы уже порезанные кусочки всего этого. Дальше эти кусочки доходят до живых клеток, которые их перерабатывают и, говоря простым языком, «поглощают». 

Вещества, из которых состоят кремы, должны быть биодоступными и биодеградабельными, только в этом случае организм сможет с пользой для себя «съесть» все, что наносится на кожу.

Мы пришли на интервью к Светлане не с пустыми руками, а с различными масс-маркетовскими тюбиками кремов, правда, для рук. Она бегло просматривала один крем за другим, периодически из замысловатых названий можно было вычленить: «Петролатум. Ну, грубо говоря, это продукт нефтепереработки» или «О! Парафин! Какие же они «молодцы».

Попросили подытожить и «человеческим» языком объяснить, что написано в составах.

—Почему люди часто говорят, что крем для рук — это ерунда? Да потому что крем для рук делают вот такой. И стоит он за один и тот же объем в 5-9 раз дешевле, чем крем для лица. А потом удивляются тому, что он не действует.

Еще одним кремом, который нас интересовал (женщины не первый год строят догадки, что это гормональная косметика), был ночной крем одной из сетевых компаний. Крем не дешевый, как и вся продукция этого бренда. Светлана внимательно прочла состав:

— Большинство этих вещества продаются бочками, срок годности их, насколько я помню, до 10 лет. И при этом стоят копейки. Соответственно, себестоимость самого крема в этом красивом тюбике приближается к нулю. Я бы назвала это обычным и не самым лучшим масс-маркетом, который решил себя очень красиво позиционировать.

— Гормональная косметика существует? 

— Теоретически, если бы была гормональная косметика, это было бы очень хорошо. Она бы прекрасно действовала, потому что, к примеру, нехватка эстрогенов в зрелом возрасте и вызывает определенные проблемы с кожей, которые мы хотим решить с помощью кремов. Но что касается гормональной косметики, то есть исследования, которые показывают, что использование тех же эстрогенов может вызывать осложнения, вплоть до онкологических заболеваний. Не стоит трогать ради эстетики сложившуюся и при этом очень сложную гормональную систему. Поэтому-то гормональная косметика и запрещена. Она из разряда «городских легенд».

С другой стороны, есть растительные вещества, у которых очень слабый эстрогеноподобный эффект. Так вот исследования их действия на организм человека тоже есть. Они не вызывают никаких побочных реакций, но, правда, и эффективность у них намного ниже. 

— Что Вы можете сказать о белорусской косметике?

— Белорусская косметика — это честный масс-маркет. Все идет от уровня жизни: уровень жизни у нас не настолько высокий, как всем нам хотелось бы, — следовательно, и дорогую косметику очень сложно продавать. Понимая реалии, в которых приходится работать , для этого сегмента нашу косметику делают достаточно хорошо. Опять же нельзя огульно объединять всех производителей в одну кучу. Могу из всего увиденного точно сказать одно: вот этот белорусский крем даже лучше по составу, чем тот ночной, который, согласно городским легендам, люди относят к «гормональной» косметике.  

— А что по поводу применения масел для кожи лица вместо крема? Слышала, что хвалят масло виноградной косточки…

— Масло виноградной косточки — вполне хорошее масло. У него неплохие антиоксидантные свойства, но при этом портится оно весьма быстро. Лучше бы люди так же активно рекламировали друг другу и пользовались маслом рисовых отрубей. Это масло по составу более сбалансировано. 

— Однако все это так называемые «мономасла». А использование «мономасел» для кожи — это, мягко говоря, не очень хорошо. Хотя после всех тех кремов, которые вы мне сегодня показали, я думаю, что уж лучше пользоваться натуральным маслом. 

Масло само по себе никогда не может увлажнить кожу. Скажу больше — оно может сделать ее сухой. Хотя для людей, которые страдают жирностью кожи и высыпаниями, маслами ее можно сдвинуть в сторону нормального типа. Но при этом все равно нужно будет думать о сбалансированном грамотном уходе.

Одним и тем же маслом пользоваться постоянно нельзя. Но если уж очень хочется, то нужно хотя бы чередовать разные масла. Но не просто, а с головой подойти к этому вопросу — предварительно изучив тему.

Русскоязычный интернет по этому поводу лучше не читать: первые пять страниц поиска – это банальная переписка друг у друга каких-то неясных вещей. Можно найти и что-то хорошее, но надо очень постараться. Значительно больше толковой информации в англоязычном сегменте интернета. 

Однако дело в том, что, когда человек начнет изучать все эти вещи, он понимает — одним маслом, как говориться, сыт не будешь.

— Косметика для детей — может, стоит доверять ей?

— Есть один французский бренд, — подхватывает разговор муж Светланы Виктор Гапоненко,— Один из продуктов этого бренда продается в красивой баночке, на ней «Н2О» написано большими буквами и указано, что это средство можно даже деткам в нос закапывать. Я тогда подумал: «Вот это да, вот это молодцы!». Затем потратил очень много времени на то, чтобы на просторах интернета найти полный состав. Так вот судя по составу – это не детская косметика, а просто средство геноцида. И как потом оказалось, если я правильно помню, по обзорам зарубежных «зеленых» организаций, оно входит в первую 10-ку самых опасных средств французской косметики. 


О «био» и «органик»

— К сожалению, если говорить про «био» и «органик», то написать на упаковке можно почти все, что угодно. И объяснить это исключительно маркетинговыми целями. Такое явление называется гринвошинг — промывание мозгов потребителю на тему «зелености» продуктов.

У нас по закону «натуральной» может называться любая косметика, которая имеет в своем составе хотя бы один натуральный компонент в любом количестве. Ничего не стоит нарисовать на упаковке аптечную ромашку и рядом написать «био», «органик», «100%» и т.д. Каждый производитель хочет быть натуральным, поэтому он и пишет: крем с экстрактом ромашки. И никогда не укажет: крем увлажняющий с пропиленгликолем и нефтепродуктами.

— «Зеленая» косметика когда-нибудь вытеснит химическую?

— У меня были на этот счет иллюзии, но сейчас можно говорить о том, что «зеленая» косметика просто отсоединилась в отдельную ветвь. Она есть, для нее выпускаются ингредиенты, это что-то типа отдельной философии. Все равно ведь каждый сам решает, как ему жить и чем пользоваться.

Фото: Аркадий Соболев