Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

За врачебной маской: о пациентах, езде на мотоцикле и горных лыжах в интервью с белорусским ангиохирургом

Текст: Ирина Репина 15796 13

Потомственный доктор с 18-летним стажем работы — ангиохирург Минской областной клинической больницы Сергей Корниевич о том, почему эмоции мешают в хирургии, чем езда на мотоцикле помогает в работе и как профессор из Англии отговорил его остаться за границей. 



Если ты стал врачом, значит, искупаешь грехи за свою прошлую жизнь


— О том, что буду поступать в медицинский, знал еще в школе. У меня-то и выбора особо не было. Родители и дед — доктора. Отец — гинеколог, мать — кардиолог, дед — терапевт. Я со школы знал, что хочу стать хирургом. Выбор специализации был достаточно случайным. Вначале целенаправленно пошел в общую хирургию, затем выучился на сосудистого хирурга. 

Доктор рассказывает, что ежедневно приходится сталкиваться с серьезными заболеваниями: инсульты, гангрены, травмы сосудов, . Это патология, от которых, порой, зависят жизни пациентов. 

— Прежде, чем пойти в медицинский, нужно четко понимать, куда ты идешь. Есть такая фраза «Если ты стал врачом, значит, искупаешь грехи за свою прошлую жизнь…Ведь доктора видят страдания людей, боль и горе, пропуская все это через себя».

Врач говорит, что у него было много примеров однокурсников, которые поступили в медицинский по настоянию родителей. Однако так и не доучились, уходили после первого курса. 


Нельзя подходить к пациентам с жалостью, эмоции мешают принимать решения


— Мои пациенты сегодня — это люди практически всех возрастов. От 6-летних малышей до зрелых, а иногда престарелых пациентов. Детской сосудистой хирургии в нашей стране нет. У деток, к сожалению, тоже встречаются проблемы с сосудами, врожденные сосудистые патологии, которые мы пытаемся лечить.

Если речь идет о венозной патологии, то это как молодые красивые девушки, так зрелые, часто полные люди.  

У кого-то, как говорит доктор, может быть косметическая проблема, а у кого-то — вопрос жизни и смерти.

— Несколько лет назад, например, в нашей больнице была проведена операция — имплантация стенг-рафта при диагнозе «аневризм брюшной аорты». Несмотря на успешную операцию, болезнь прогрессировала, и по итогу аорта разорвалась. Пациент с внутренним кровотечением был доставлен в Минскую областную клиническую больницу. Тогда мы сделали первую в Республике Беларусь операцию, которая заключалась в том, что мы убрали протез, который был имплантирован, и вшили пациенту синтетические сосуды. С тех пор прошел год. Пациент возрастной — дедуля 80 лет, но у него есть шанс на жизнь.

— Видеть людские страдания непросто. К чему-то привыкаешь, что-то все равно тебя терзает. Я не смотрю на пациента как на человека, которому я буду причинять боль. Моя задача — ему помочь. Нельзя подходить к пациентам с жалостью. Эмоции мешают принимать решения, делать работу хирурга, т.к. она проходит через боль для пациента. Вот почему хирургам не рекомендуется оперировать родственников. Эмоции будут мешать работе, даже несмотря на колоссальный опыт. Необходимо абстрагироваться от них. Я всегда говорю себе: есть пациент, тело пациента и проблема, с которой я должен справиться. 

Самое ценное в профессии хирурга, говорит доктор, благодарные отзывы клиентов. Они рассказывают о нашей работе друг другу, и потом их друзья обращаются за медицинской помощью со знанием дела. 

— Хотя такое поведение больше характерно для флебологии. Работу докторов в этой области медицины часто обсуждают на форумах — это и есть результат того, что ты делаешь. Высшая награда для меня, как для хирурга, — здоровый бывший пациент. Многие пишут картины и стихи, а потом приносят их мне в знак благодарности. Среди моих друзей тоже есть мои бывшие пациенты. Это нормальная практика. Человеческие отношения не чужды и нам, врачам.


Знания, полученные за границей, нужно применять на родине


Сергей Николаевич рассказывает, что очень любит свою профессию не только за возможность помогать людям, но также за постоянное обучение. Профессия «доктор», особенно хирург, обязывает развиваться всегда. 

— В 2004 году я был на стажировке в Англии и даже думал там остаться. Но потом поговорил с профессором, у которого учился, и тот убедил меня, что знания, полученные за границей, нужно использовать на родине. Теперь я думаю точно так же. Такая практика куда более эффективная и правильная.

Именно поэтому уже в 2009 году доктор познакомился с Балтийским обществом по флебологии и с тех пор вместе с иностранными коллегами обучает белорусских докторов. 

— Мы приглашаем лучших врачей из Дании, Швеции, Финляндии, России, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и Германии и проводим мастер-классы, семинары и конференции, которые способствуют повышению квалификации наших белорусских врачей. Занимаемся этим ежегодно на протяжении 6 лет.


В свободное время — мотоцикл, лыжи, охота


— У нас, у врачей, в сутках однозначно больше 24 часов. Поэтому мы все успеваем. Я не исключение. В свободное время люблю ездить на мотоцикле. В Минске есть хороший клуб, интересные люди в нем и возможность пообщаться, причем, на немедицинские темы. Так я отдыхаю, заряжаюсь энергией для работы. Мотоцикл для меня — вторая жизнь. Он у меня неспортивный, я на нем не гоняю, а просто получаю удовольствие от езды. На работу, кстати, на нем не езжу, только вне врачебной деятельности.

Из спортивных активностей доктор признается, что любит катание на горных лыжах. Причем, катается вместе с дочками.

— Мои девочки катаются со мной с 4 лет, сейчас одной дочери 8, второй — 10 лет. Считаю, это очень полезное занятие: горный воздух и физическая активность. Предпочитаем ездить во Францию и Италию.

Доктор рассказывает, что не ограничивает себя каким-то одним хобби. В какой-то ситуации ему нравится охота и время, проведенное в лесу. В другой — байк и встречи с друзьями.

— Всегда по-разному. Стараюсь чередовать развлечения, чтобы ни одно из них не утомило.