Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

«Наркомания не приговор». Человек, который когда-то справился сам, рассказал, как возвращает к жизни зависимых

Текст: Ирина Репина 2372 14

«Наркотики были в моей жизни 15 лет. После года употребления я понял, что это болото. Остальные 14 лет я просто не знал, куда себя деть. Были больницы, где врачи шепотом говорили, мол, этот молодой человек уже никогда не станет нормальным… Однажды попал в реабилитационный центр, программа мне помогла. После выздоровления понял, что не смогу и не хочу заниматься ничем, кроме помощи другим. Вместе с другом и в прошлом также зависимым Максимом Пылевым написали авторскую программу, открыли реабилитационный центр. Уверен, если человек сам прошел этот сложный период в жизни, он знает и может помочь таким же, каким был сам», — делится своей историей директор реабилитационного фонда «Феникс» Александр Придверов.

Почему наркоманами все чаще становятся дети из внешне благополучных семей, как понять, что любимый ребенок уже зависимый, и сколько нужно лечиться? На эти и другие вопросы отвечает Александр Придверов.


Зависимым может стать ребенок из благополучной семьи

Александр уверен, что проблемы у человека, попавшего в зависимость, начинаются задолго до того, как он первый раз пробует наркотики.  

— Работая с пациентом, распутывая клубок зависимости, мы приходим к тому, что первичный корень лежит в семейных отношениях. Например, с одним родителем, где не хватало внимания и тепла, где человек был представлен сам себе. Либо в семье, где один из родителей отстранился от воспитания (чаще отец), а мать проявляла гиперопеку. Все это не норма.

Александр рассказывает, что бывают и оттенки этих семейных проблем. Например, он сам выходец из полной семьи. Папа — военнослужащий. В 90-х годах родители вместе с ним и сестрой переехали в Беларусь. Мальчик попал в абсолютно новую среду и потерялся, пока мать с отцом зарабатывали деньги.

— Я был предоставлен сам себе. Попал на улицу, потом в деструктивную компанию. Пытался справиться, поступил в университет, но постепенно все равно катился вниз по наклонной.

Сейчас все позади, и Александр активно помогает зависимым, таким же людям, каким когда-то был сам. 


Наркомания не приговор

— Первично чтобы попасть на реабилитацию необходимо пройти этап детоксикации. Это можно сделать в любом государственном медицинском учреждении анонимно. Мы не принимаем людей, которые находятся в состоянии наркотического или алкогольного опьянения, ломки. Условие — человек попадает к нам, будучи в нормальном сознании. Следующий этап — индивидуальная программа реабилитации. Здесь с зависимым начинается кропотливая работа по возвращению его к здоровому образу жизни. Работают психологи и терапевтическое сообщество. Это сами ребята, которые находятся на разных сроках выздоровления. Они читают программную литературу, делятся своим опытом с теми, кто только прибыл в центр. Все ребята находятся в похожих ситуациях, а потому могут довериться друг другу, постепенно решая внутренние проблемы.  

— Авторская программа центра заключается в том, что мы собрали многолетний опыт российских и зарубежных коллег, собственный опыт и передаем его тем, кто нуждается в помощи. Наркомания не приговор — болезнь можно лечить.

Александр отмечает, что специалисты центра не работают с пациентами насильно. Начало возможно в том случае, когда зависимый сам понимает, что уже дошел до дна и готов на все, чтобы изменить свою жизнь.


— После того как зависимый попадает на детоксикацию — через несколько дней пребывания в больнице ему становится легче и он думает, что дальше справится сам. Важно в этот момент не упустить человека, ведь это ощущение ложное. Он опять попадет в свое окружение и продолжит прием наркотиков или алкоголя. Именно в этот период мы начинаем работать с родителями. Важно донести им, что их безмерная любовь лишь усугубит ситуацию.

Реабилитационный период длится от 3 до 9 месяцев. Именно это время требуется человеку для восстановления. Процесс реабилитации проходит индивидуально, а потому сроки пребывания могут быть меньше или больше. В таком случае у пациента нет соблазнов для срыва: дома, привычной обстановки, окружения.

— Мы создаем в реабилитационном центе микросоциум, где у каждого есть своя роль, так называемая степень ответственности и возможность личностного роста. Например, ответственность за полив растения или приготовление пищи. Поэтому мы с помощью специалистов боремся с тем, чтобы снять закомплексованность, некоммуникабельность пациентов. Учим их справляться со стрессами. 

У тех, кто попадает в центр, как говорит Александр, присутствует туннельное мышление. Терапия центра как раз направлена на то, чтобы раскрепостить пациента, залечить ту рану, которая способствовала употреблению наркотиков.

Среди зависимых иногда встречаются те, кто, дожив до 30 лет, не умеет приготовить себе пищу. Такой человек мыслит как ребенок. Задача фонда — вернуть его к жизни в соответствии с возрастом.  


На сегодня многие наркозависимые — девушки

— В нашем центре запрещены разговоры о наркотиках. Говорим только о последствиях, занимаемся терапией, учим людей жить заново.  

Только в таком случае человек может заново научиться справляться со стрессами, жить в нормальной среде и преодолевать трудности.  

По словам Александра, на сегодняшний день пациентам центра от 15 до 35 лет. Девушек среди них на сегодня больше, чем парней.

— Им, кстати, сложнее решиться на выздоровление. Девушки часто зависимы от кого-то. Например, она живет с тем, кто дает ей наркотики.  


Как понять, что ребенок зависимый

Чтобы избежать проблемы, родителям следует быть более внимательными к детям. Мало, по мнению Александра, просто купить кроссовки ребенку. Нужно найти время и прогуляться с ним в парке, сходить в цирк. К сожалению, спайсы и соли входят в жизнь молодежи мягко и незаметно. Страшно не то, что сам человек не понимает, что он уже в проблеме. Страшно, что это сложно заметить родным.  

— Современные вещества легкодоступные. Парень или девушка их употребляет, потом где-то «шатается» 3 часа, затем ее или его отпускает… Когда такой ребенок приходит домой, внешне ничего не заметно, запаха тоже нет.

Последствия, как говорит Александр, бывают позже. Ребенок начинает пропускать школу, у него пропадают дорогие вещи, он требует больше денег на обеды, у него меняется окружение. Еще вчера у него были друзья, которых мама знала, а теперь те, кого она ни разу не видела.  

— Если заметили, что окружение подростка начинает меняться — бейте тревогу. Плюс обращайте внимание на физиологические последствия: снижение или рост аппетита, нарушение сна или его чрезмерное присутствие, потеря веса, бледный вид лица, расширенные или суженные зрачки. Причем, на запястьях или локтевых суставах следов может и не быть.  

К сожалению, вещество сильнее человека. Ошибка в том, что молодежь думает, что может контролировать употребление.  

— Нет, не может. По моим наблюдениям, сегодня 90% девушек и парней пробуют наркотики. Около 60-70% сразу уходят от этого. Попробовав один раз, они понимают, что нарушается сознание, их пугает то состояние, в котором они пребывают. Они уходят от вещества навсегда. Однако есть те, кто употребляет второй и третий раз. Если есть система, значит, человек уже не остановится. Ему точно нужна будет помощь.

Александр рассказывает, что обращаются в фонд именно родители, не сами зависимые. Есть группа для родителей где также ведется кропотливая работа, которая позволяет старшему поколению наравне с зависимым уйти от прежних моделей поведения. Для выздоровления наркоманов, должна меняться их среда обитания, окружение, поведение родителей в том числе. Не нужно подпитывать зависимость.

По мнению Александра, следует максимально ограничить зависимого от всех тех благ, которые он обычно получает. Если человек может после употребления возвращаться домой, ложиться в чистую постель, есть из полного холодильника, далее получать карманные деньги, это пропасть.  

— Я советую родителям не открывать двери, когда их сын или дочь возвращается домой после применения. Пусть поймет, что вы не готовы принимать его зависимого. Нужно разграничивать, где ребенок, а где его болезнь. Уверен, что сегодня даже на уровне вопросов, которые задает молодежь, можно понять, кто потребляет наркотики, а кто нет. Наркомания, к сожалению, молодеет. С приходом в Беларусь синтетических наркотиков, и под видом разных курительных смесей стало обыденным, что начинают курить в раннем возрасте. Молодежь не понимает серьезности проблемы в полной мере. О том, что происходит дальше, никто не говорит. В нашем центре знают, как важна информация, ведь наши долгие страдания были связаны именно с ее недостатком.

— Многие хотят просто отправить горе-ребенка к нам, а потом прийти и забрать его здоровым. Подходить к проблеме так, неверно. Важно работать сообща, меняться всем. Только в таком случае можно рассчитывать на положительный результат. 

Фото из личного архива героя статьи