Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

«Терпи, в нашей семье разведенок не было»: как избежать домашнего насилия

10 июля 9291

Каждая пятая женщина в возрасте от 18 до 60 лет подвергается в течение жизни сексуальному насилию. Каждая третья — физическому. Каждая вторая, согласно исследованиям прошлого года, хотя бы раз пережила в жизни один из видов насилия. В конце концов,  трое из четырех человек (и мужчин, и женщин) страдают от насилия психологического. Общество негодует и возмущается, но случаев проявления абьюза меньше не становится.

О том, почему так происходит и как не пополнить печальную статистику, мы расспросили Ольгу Казак — психолога Общественного объединения «Радислава», которая с 2001 года работает с женщинами, пострадавшими от домашнего насилия.


Ольга Казак
психолог Общественного объединения «Радислава»

– Что такое абьюз и кто такой абьюзер?

Насилие в семье (абьюз) — умышленные действия физического, психологического, сексуального характера члена семьи по отношению к другому члену семьи, нарушающие его права, свободы, законные интересы и причиняющие ему физические и (или) психические страдания. Это трактовка закона «Об основах деятельности по профилактике правонарушений» от 04.01.14 г. Что касается производителя этих действий, чаще мы используем понятие не абьюзер (так говорят о психологическом насилии), а агрессор — то есть человек, который проявляет агрессию по отношению к другому.

Обычно агрессия сопровождается гневом. В целом, испытывать гнев нормально: это естественная эмоция, мы все злимся время от времени. Но агрессия может быть доброкачественной — например, когда мы защищаем свои границы. Человек порой ведет себя агрессивно и в стрессовой ситуации, это тоже естественно.

Jacob Muller Photographer//CreativeRetoucher

Мы же сейчас говорим о злокачественной, деструктивной агрессии. Это осознанная поведенческая модель, которая базируется на установке «я имею на это право». 

Домашние агрессоры обычно хорошо себя контролируют и не позволяют агрессивного поведения на улице или на работе. Они проявляют его лишь по отношению к людям, которых считают ниже себя (по рангу или статусу). Как правило, это их жены или партнерши, дети, животные. И вот это как раз маркер домашнего агрессора. Он осторожен, чтобы не сделать того, что может ему навредить (например, за убийство его посадят), при этом стремится управлять чужой жизнью: говорит, что носить партнерше, куда ходить и с кем общаться.

Harry Marc

– Что движет агрессором?

1. Желание иметь власть над человеком, контролировать его. 

2. Стыд: агрессор волнуется, что в глазах других он будет выглядеть как-то не так, что жена якобы станет угрозой его статусу. 

3. Страх: например, что другим людям покажется, что он выбрал плохую жену, которая неправильно одевается или плохо гладит ему рубашки. Или он боится, что жена ему изменит. Как правило, эти страхи иррациональны, не имеют под собой реальной основы.

– Является ли абьюзер психически нездоровым человеком?

Нет. В остальных сферах он может быть душой компании, хорошим другом, отлично ладить с коллегами и соседями, достигать успехов в работе. И никто не поверит, что когда жене понадобится купить лекарство, он будет глух к ее просьбам.

Конечно, бывают и психически больные люди, и люди с психосоматическими заболеваниями. Но таких мало в общей массе, а случаев домашнего насилия и агрессии — пугающе много. 

— Каковы признаки психологического насилия?

Чаще всего происходит сочетание нескольких видов насилия, и иногда их сложно отделить одно от другого. Может быть экономическое, физическое, сексуальное и другое насилие. Оно иногда принимает унизительные, особо изощренные формы: абьюзер может помочиться на жену (и в таком виде она с заявлением в милицию не побежит) или плюнуть ей в кофе. Что это: психологическое или физическое насилие?

Но даже когда на жертву давят психологически, например, угрожая избить, она переживает это точно так же, как если бы подобное уже происходило. Иногда женщина приходит к нам тогда, когда муж ее уже и бил, закручивая в одеяло, чтобы не было синяков, и душил, но внезапно повел себя странно. Например, оторвал каблуки ото всей ее обуви или сфотографировал ее в туалете. Жертва не знает, что абьюзер будет делать дальше, поэтому ей особенно страшно.

Brian Jefferson

 — Почему женщины не сразу обращаются за помощью?

Вообще, женщине нужно как можно раньше обращаться за помощью, иначе агрессор не несет никакой ответственности: он думает, что с ней можно так обходиться, и насилие продолжается.

К тому же насилие циклично: периоды агрессии чередуются с периодами «медового месяца», когда все хорошо. И женщина думает, что агрессия — это какая-то случайная ошибка: вот же он, ее муж, ласковый и любящий, он дарит ей подарки и возит в отпуск. Но чем дальше, тем короче «хорошие» периоды, насилие случается чаще и принимает более тяжелые формы. 

В какой-то момент женщина наконец обращается в милицию, но не всегда это действенно. У нас нет закона о домашнем насилии, и агрессору сначала делают предупреждение, могут привлечь к административной ответственности, а женщина потом сама из семейного бюджета этот штраф и выплачивает. 

— Что вызывает вспышку агрессии у абьюзера, что становится толчком к очередному циклу насилия?

Агрессию может вызвать что угодно. Был случай, когда женщина утром пожелала мужчине хорошего дня, а в ответ услышала, мол, ты же знаешь, что я суеверный, теперь из-за твоих пожеланий я ничего сегодня не заработаю, поэтому даже на работу не пойду, ты мне должна 100 долларов моей упущенной прибыли. Назавтра женщина, естественно, ничего не стала желать, и мужчина разозлился, почему она ему ничего не говорит, якобы ей для него даже слова доброго жалко. То есть спрогнозировать что-либо бывает крайне сложно.

Жертва агрессора часто накапливает в себе много страха и обиды, эти чувства характеризуют ее как человека созависимого. Но она не может проявлять их, потому что за это ее бьют или оскорбляют. Отсюда — низкая самооценка и курс на внешние ориентиры (что обо мне подумают?). 

— Какие причины (например, детские травмы или особенности характера человека) могут стать предпосылками для абьюзивного поведения?

Здесь и социально-экономические, и психологические причины, и мода в масс-медиа, поддерживающая привлекательность образа «мачо». Обычно женщина радуется, когда мужчина ее защищает (например, в клубе ее кто-то нечаянно задел, а мужчина полез в драку). Но с такой же легкостью он может ударить и эту женщину: у него есть разрешающая установка на проявление насилия. А уже откуда она у него — это другой вопрос. Возможно, это особенность его темперамента или модель поведения, вынесенная из семьи. Примерно треть людей, которые были свидетелями насилия или пострадали от него, потом могут применять эту модель поведения по отношению к другим. Однако остальные две трети людей ведут себя с точностью до наоборот. Их установка: «Я так делать не буду».

Anan Yassin

– Жертва абьюза — это всегда определенный тип личности?

Нет, жертвой агрессора может стать абсолютно любой человек. Конечно, та женщина, которая хорошо зарабатывает, образованна, будет более независимой и ей будет легче выйти из таких отношений на довольно раннем сроке. Но абьюзер раскрывается постепенно, и к моменту проявления насилия в семье может быть уже трое детей и квартира в кредит, и из такой ситуации выпутаться уже сложнее. Расставание может быть сопряжено с угрозами со стороны абьюзера, женщине бывает страшно даже думать об уходе.

— Можно ли уже на первом свидании понять, что с человеком что-то не так и у него есть склонности к абьюзивному поведению?

Есть признаки, которые должны заставить женщину насторожиться уже в начале отношений.

1. Проявление патологической ревности, проверка телефона или соцсетей.

2. Стремительно развивающиеся отношения: абьюзер может просто не хотеть долго носить «хорошую» маску.
3. Предъявление требований и попытка контролировать: фразы вроде «ты классная, но тебе бы похудеть», «я бы на твоем месте такое платье не надевал» и т. п. 
4. Быстро вспыхивающая агрессия.
5. Угрозы (даже в шутку).

– Есть ли типичная модель поведения, характерная для всех абьюзеров?

Они манипуляторы: все время надевают маску, а с теми, с кем им безопасно, эту маску сбрасывают. Эмоции, сдерживаемые на работе, выплескивают на домашних. Они пытаются отрицать свою ответственность в совершенном насилии либо соглашаются только с тем, что отрицать невозможно (были свидетели, например). У этих людей внешне-обвинительный тип реакций: абьюзер никогда якобы не виноват — его всегда «жена спровоцировала». 

Агрессоры любят все контролировать. Контроль — это и принятие решений за другого. Например, пара стала жить вместе, и мужчина выбросил косметику женщины и купил ей все новое. Казалось бы, как здорово — но ведь женщина лучше знает, какой оттенок помады ей нужен и тушь с какой щеточкой она любит. А мужчина лишает ее даже такого выбора, выступая экспертом ее жизни, критикуя ее вкусы, размер, тело, цвет волос и прочее. 

Постепенно границы нормы размываются, и женщина теряет связь с реальностью, перестает понимать, что по отношению к ней делать можно, а что нельзя. Она теряет уверенность и в себе и в своем будущем. 

Laura Pérez Vliuf

Поначалу сверхконтроль может восприниматься женщиной как забота: что плохого в том, что мужчина подвозит ее на работу и забирает после нее? Однако потом оказывается, что она не может задержаться в офисе или заглянуть после рабочего дня в магазин, потому что ее передвижения контролирует другой человек. Таким образом постепенно он изолирует ее от других людей, создавая эффект «выжженной земли»: женщине не с кем поговорить и посоветоваться, ее личность и желания игнорируются полностью.

 При этом агрессоры все нормализуют: «Это нормально, все так живут». Но конфликты, действительно, естественны, а вот унижения и избиения — нет.

— Как жертве абьюза понять, что она находится в нездоровых отношениях? Как распознать, какие требования партнера справедливы, а какие — нет?

Нужно ориентироваться на собственные переживания, собственные чувства. Если женщине плохо, она страдает, начинает сомневаться, нормально что-то или нет, испытывает страх, у нее нарушился сон, появилась тревога, ей все время хочется плакать — стоит обратиться к психологу или психотерапевту. 

Ну а если уж на вас поднимают руку — это точно не норма. Это преступление. Зачем ждать, пока агрессор что-нибудь вам сломает? Насилию нужно положить конец как можно раньше. Тем более, что есть такие виды насилия, которые вообще ни в коем случае нельзя игнорировать. Это удушение, утопление, поджоги, угроза падения с высоты, когда жертву свешивают с балкона и обещают сбросить. Или, например, мужчина засунул голову жены в унитаз, предварительно ударив о край, и спускал воду, чтобы она захлебнулась. Люди, совершающие такое, — потенциальные убийцы.  

– Какие шаги необходимо предпринять для того, чтобы выйти из абьюзивных отношений и восстановить себя после них?

Нужно уйти из этих отношений. Пострадавшая сторона должна стать чувствительной к насилию, не допускать больше такого отношения к себе. Насилие никогда не прекратится. Чтобы что-то изменилось, на коррекционные программы должны отдельно ходить и абьюзер, и его жертва. 

С агрессорами не рекомендуют ни медиаций, ни семейной терапии: на таких сеансах мужчина начинает обвинять женщину, она замыкается в себе, ей начинает казаться, что ее не понимают. Мужчина со стороны стремится выглядеть правым и выдвигает женщине требования, после выполнения которых он якобы исправится. Он создает иллюзию, что все зависит от женщины. Но это не так: реакции на одни и те же действия у агрессора могут кардинально отличаться. То салат не такими кубиками нарезан, то чай горячее или холоднее 45 градусов. Это реальный пример: муж подходил к чашке чая с термометром и мог вылить чай на жену, если тот был неправильной температуры.

И, конечно, мужчина будет контролировать, что отвечает женщина. Были случаи, когда к психологу и даже к священнику на исповедь женщина ходила с диктофоном! Мужчина хотел знать, в чем она кается, чтобы она про него ничего плохого не сказала.

При этом абьюзивное поведение — это выученная модель поведения, и ее можно изменить. К сожалению, принудительных коррекционных программ для абьюзеров/агрессоров у нас нет. Они есть в других странах, и опыт показывает, что этот метод работает.

Anan Yassin

– Часто ли агрессоры соглашаются на коррекционную программу?

К сожалению, очень редко. Но те, кто ее прошли, демонстрируют неплохие результаты, хотя соблазн вернуться к привычному поведению есть всегда. К тому же если женщину бьет муж — с мужем можно разойтись. Но когда ее бьет сын или внук — тут все гораздо сложнее, это всегда более тяжелые кейсы. Но даже после расставания абьюзер будет вести себя точно так же в отношении другой женщины или детей. Поэтому ему так важно пройти коррекционную программу.

– На ваш взгляд, какие меры должны быть предприняты в нашем обществе, чтобы изменить эту ситуацию к лучшему?

Во Франции есть четыре закона о домашнем насилии, а у нас до сих пор ни одного, который регулировал бы эти вопросы комплексно. А ведь это помогло бы предпринимать более действенные меры. Чтобы не женщина с 4 детьми уходила от агрессора из их взятой по кредиту квартиры, а он как агрессор покидал семью хотя бы на время и не имел права подходить к ним.

Сейчас же любое заявление в милицию — это частный случай, нередко женщине приходится забирать его обратно, так как агрессор ей угрожает. Штрафы опять-таки выплачиваются из семейного бюджета. Получается, что все за счет жертвы. Нужно, чтобы агрессор нес ответственность вне зависимости от того, подала женщина на него заявление или нет (например, после ее обращения к травматологу). Чтобы агрессоры получали не штраф, а принудительное предписание пройти коррекционную программу, которую человек не сможет бросить на полпути. И это может быть очень эффективным способом, ведущим к позитивным изменениям.

– Как окружающие могут помочь жертве абьюза?

Самое главное — выслушать пострадавшую, она ни в коем случае не должна оставаться одна. Она должна убедиться, что с ней все в порядке, ведь иногда агрессор применяет к ней газлайтинг (говорит ей, что она психически больна). Женщине нужен свежий взгляд на ситуацию со стороны, восприятие реальности у нее искажено.

Также женщине нужно поговорить с соседями, если во время вспышек агрессии у нее нет возможности позвонить, чтобы в случае криков те вызывали милицию.

Бывает, что семья не поддерживает женщину. Ей говорят: «Терпи, ты сама его выбрала, у нас в семье разведенок не было». И ей просто некуда пойти. Тогда даже простая беседа о том, что существуют центры поддержки, где могут приютить, способна спасти этой женщине жизнь. Причиной каждого четвертого женского суицида является домашнее насилие.

— Какая существует разница между проявлением насилия, когда в отношениях абьюзером является женщина? Подкаблучники — это тоже жертвы абьюза?

Женщины чаще применяют психологическую агрессию. Женщина может быть острой на язык, может буквально уничтожить мужчину своими словами. Но она должна понимать, что при унижениях и оскорблениях ни о какой любви в такой паре не будет идти и речи.

Если же женщины применяют физическую агрессию, то последствия не такие тяжелые, как со стороны мужчин. По данным общенациональной горячей линии для пострадавших от насилия, из 100 обратившихся 94 — женщины. Оставшиеся 6 — мужчины, но 5 из этих 6 пострадали от насилия также со стороны мужчин. Справедливости ради отмечу, что из этих 94 женщин есть и те, кто пострадал от женщин (от матерей или дочерей, например).

Omar Al Gurg

— Могут ли быть абьюзерами друзья, коллеги? Есть ли какие-то отличия от абьюзера-супруга?

Да, конечно. Общие черты примерно одинаковые, но есть одно важное отличие: с этими людьми вы не обязаны контактировать постоянно, поэтому с ними поддерживать отношения не стоит. Нельзя давать кому бы то ни было нарушать ваши границы. 

— Какие книги и фильмы по теме вы могли бы порекомендовать?

Фильмы:

  • «Нелюбовь» Звягинцева. Дает отличное понимание того, как устроено насилие, откуда берется и — косвенно — как ему противостоять.  
  • Снятый по одноименной книге фильм «Говори» (2004) — темы сексуального насилия, буллинга, игнорирования со стороны родителей, недоверия со стороны лучшей подруги, депрессии, а с другой стороны — здесь и хороший понимающий учитель, и поиск себя через творчество, и поворот подруги в сторону пострадавшей.
  • Сериал «Большая маленькая ложь» подойдет и пострадавшим: там про женскую взаимовыручку и борьбу с домашним насилием и пути к освобождению от насильственных отношений.
  • «Грешница» (2017) — о гендерном насилии.
  • «Грязный Джон» (2018) — о домашнем насилии.
  • «13 причин почему» (2017) — о травле в школе.
  • The Act (2019) — о делегированном «синдроме Мюнхгаузена» . 
  • «С меня довольно»  с Джей Ло.

Книги:

  • «Мужья-тираны. Как остановить мужскую жестокость» и «Зачем он это делает», автор Ланди Бэнкрофт.   
  • Книга «Токсичные родители» Сьюзен Форвард помогает понять, какое бывает насилие, и осознать, что оно имело место. 
  • «Похороните меня за плинтусом» сюда же. 
  • Книга «Скажи, Красная Шапочка» Беате Терезы Ханики — о сексуальном насилии по отношению к девочке со стороны дедушки.
  • Из классики — Ирвин Шоу «Богач бедняк». Доступно рассказывается о семье, где мужчина и женщина  были сами травмированы и создали семью, где не любили друг друга и «вливали» своим детям все свои травмы, проекции, нереализованные желания. Там есть над чем подумать.
  • «Эмоциональный шантаж» Сюзан Форвард (доктор философии, преподавательница и один из ведущих психотерапевтов Америки) — о манипуляциях и о том, как от них защищаться.
  • «Как справиться с вербальной агрессией» Патрисии Эванс (специалист по вопросу межличностных отношений и автор серии книг на тему вербальной агрессии и контроля над собой).  
  • «Psychopath Free. Как распознать лжеца и манипулятора среди партнеров, коллег, начальников и не стать жертвой обмана» Джексона Маккензи.

Текст: Александра Тылец

На данном Веб-сайте используются файлы cookie. Продолжая пользоваться ресурсом, вы соглашаетесь с условиями Политики обработки персональных данных.