Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

Полковник военной медицинской службы: «Врач не может ошибаться, ведь его ошибку тяжело исправить»

Текст: Богданович Ян, 21 февраля 2018 6898

Главный врач санатория «Белорусочка» Святослав Федорович Савицкий — человек опытный и уважаемый. Военной медицине он посвятил более 40 лет: от врача-радиолога дослужил до начальника главного клинического центра Вооруженных сил РБ и получил немало служебных наград и похвал. Святослав Федорович рассказал о семейной династии врачей, лучшем лекарстве для больного и профессии.

О семье

«Бывает, что кто-то артист, кто-то артиллерист, кто-то мотострелок. Но когда все четыре брата — полковники медицинской службы... Такой семьи в мире больше нет», — начинает свой рассказ Святослав Федорович. 

В семье Савицких было четверо детей: две дочери и два сына. Один — Аркадий, другой — Федор. Когда старший ушел фельдшером на войну и там погиб, оставив дома жену с маленьким Валерием, за семьей брата стал присматривать Федор. 

— Федор тогда сказал: «Это моя кровь, кровь моего брата», сошелся с мамой и зажили вместе. Потом родился второй ребенок, которого назвали в честь погибшего на войне Аркадия. Следом Леня и я. У Валерия было отчество Аркадьевич, а мы втроем — Федоровичи. Брат пошел по стопам своего отца, который был фельдшером, отучился 4 года в витебском мединституте, но хотел стать военным врачом, поэтому перевелся на военный факультет в Куйбышев.

В те времена на небольшую зарплату матери и скромную пенсию отца, когда были нужны и костюмы, и рубашки и питание, было трудно прожить. Валерий понял, что необходимо помогать родителям, и ушел в армию. А потом в мединститут поступил Аркадий, за ним через год Леонид, а через два и я.

Мне, например, после братьев поступать было легко, потому что преподаватели их всех знали. И когда я пришел сдавать химию, профессор спросил, есть ли у меня братья. Выслушав автобиографию, сказал: «Ну, мое решение такое: я тебе ставлю пять. Раз твои братья здесь учатся, то и тебе положено тут быть». 

Кадровый офицер

Отслужив распределение, Святослав Федорович попал в Печи, где ему почти сразу предложили перейти в управление кадров белорусского военного округа на должность офицера-направленца по медицинской службе.

— В те времена в белорусском военном округе стояло 16 госпиталей, около того же количества медицинских батальонов. Нужен был человек с медицинским образованием, который бы занимался перемещением, заменой, увольнением личного состава. А потом появился Афганистан, после — Чернобыль. Конечно, я рос постепенно. Сначала в должности офицера, потом — старшего офицера. И начальника отдела управления.

Я единственный кадровик, получивший звание полковника досрочно.

— Это было связано с моей деятельностью по Чернобылю, — рассказывает бывший военврач. —  Не раз побывал там: менял офицеров, группы людей, неоднократно с руководством выезжал с проверками. В общем, белорусский округ хорошо отработал в Чернобыле, и меня представили к званию полковника досрочно. 

После направлял и отбирал людей в Афганистан. А потом видел, какими людей оттуда привозили...

Никогда не забуду офицера, которого отправил туда, а через полтора месяца получил назад без обеих ног и руки.

Я потом массу документов оформлял, чтобы ему позволили остаться служить на протезах...

Что такое Афганистан? Военные действия. Где еще научиться работать военврачу? Из Беларуси многие туда съездили, ведь наш округ считался очень хорошим в плане подготовки. И в военном госпитале, где я работал, около 60% врачей побывали в Афганистане.

В 2000 году Святослав Федорович становится начальником Главного военного клинического госпиталя. В общей сложности на этой должности он проработал 15 лет: больше, чем кто-либо до него.

О профессии

Всю жизнь у меня был такой девиз: «Можешь — помоги, не можешь — не вреди». Врач не может ошибаться, ведь его ошибку очень тяжело исправить. 

Медицина — древняя наука, и не зря существует понятие «консилиум». Если чего-то не знаешь, не стесняйся этого.

Пойди и спроси у кого-то: друзей, знакомых, коллег. Соберитесь, выслушайте все мнения, а потом придите к одному. Вот это консилиум.

С другой стороны, военная медицина отличается от гражданской. Это оперативная медицина. Бывает, что едешь на задание и не знаешь, кого к тебе везут. И ты один в поле воин, неоткуда ждать помощи, но ты должен принять правильное решение. Я  восхищаюсь теми ребятами-врачами, которые были в Афганистане: это люди с золотыми руками.

Мне в службе везло: и с руководством, и с начальниками, и с моими подчиненными. И сам когда пришел в главный военный госпиталь, собрал дружный и хороший коллектив, люди меня до сих пор вспоминают.

«Старший полковник»

— У нас семья очень дружная. Так повелось, что среди своих меня называют «старший полковник», хотя в семье я самый младший. Братья всегда советовались со мной при перемещении на другие должности. Понимали, что я кадровик и все это уже прошел, решая судьбу людей. И мама всегда повторяла: «Вы послушайте, что малый говорит».

Валерий очень хорошо играл в шахматы и шашки, сам научился играть на аккордеоне, отлично пишет стихи. 

Аркадий — более спокойный. Он всю жизнь проработал терапевтом,10 лет — на космодроме «Байконур». Ни один космонавт не мог полететь, пока Аркадий его не осмотрит. А Леонид воевал в Эфиопии. Так получилось, что его отправили в загранкомандировку, а там война. Но он говорит, что набрался опыта работы, в том числе, как лечить огнестрельную рану. Ведь пуля — не обычное ранение, она всегда инфицирована и проходит не только через грязный ствол, но еще и по воздуху летит. И если хирург зашьет рану, то создаст самые тепличные условия для микробов.

И у пациента на второй-третий день обязательно появится температура и дальнейшее нагноение. Молодые хирурги этого не знают, а участники военных конфликтов — обязательно. И когда у нас, в Минске, случилась трагедия в 2011 году, мы тоже поехали помогать другим больницам. И в тех, где дежурили молодые хирурги, раны были зашиты: нам пришлось все поправлять.

О наградах

— Ко всем наградам я отношусь приблизительно одинаково, но наиболее памятна для меня высшая награда православной церкви — Орден Ефросинии Полоцкой первой степени в золоте. И их всего 3: у Филарета, Александра Григорьевича и у меня.

Мы в тесном контакте работали и с владыкой Филаретом, и со многими священниками. Каждую неделю допускали батюшку к самым тяжелым нашим пациентам.

Моя болезнь — это моя работа. Как говорят сторожи: «Первым приезжает начальник и уезжает последним он же». А я просто не могу плохо работать.

Династия врачей Савицких

Сын Святослава Федоровича, Дмитрий, был главным травматологом Министерства обороны, пока не уволился в прошлом году. Сейчас — начальник отделения клиники «Газпрома» в Санкт-Петербурге. Дочь — окулист, работает в 3 клинической больнице. 

Сам «Старший полковник» — на посту главврача санатория «Белорусочка». Признается, что собрал вокруг себя команду специалистов, которой доверяет.

— Ни таблетка, ни капельница не смогут вылечить так, как поможет теплое отношение. Человека нужно убедить, уложить и успокоить. Если ему всю жизнь говорить, что он дурак, он поверит в это. Внушение — самое сильное лекарство. И кричать на человека тоже нельзя. 

В завершение беседы бывший военный врач признался, что ни о чем не жалеет в своей жизни, и, если бы предоставилась возможность прожить ее заново, то ничего бы в ней не поменял. 

Фото: Анна Иванова

На данном Веб-сайте используются файлы cookie. Продолжая пользоваться ресурсом, вы соглашаетесь с условиями Политики обработки персональных данных.