Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

Психотерапевт: «Истерикам комфортно быть истериками, потому что они получают то, чего хотят»

Текст: Антонина Зиновенко 9363 9

«Человеку в истерике крайне приятна реакция, которую он получает от окружающих. Потому как, в первую очередь, к нему обращено повышенное внимание — а это именно то, чего больше всего хочет истерик».


Кирилл Жаранков
врач-психотерапевт
психиатр-нарколог 1-й квалификационной категории
кандидат медицинских наук

Истероидные личности формируются в детстве

— Ребенок формируется как зеркало собственной семьи. В зависимости от того, как вела себя семья, какую модель поведения демонстрировала, а также как реагировала на поведение ребенка, идет формирование его личности. 

Возьмем простую ситуацию. Ребенок упал в песочнице, ему больно. Подбегает мама и начинает его к себе прижимать, успокаивая. У ребенка в этот момент происходит фиксация: объятия = боль. И в будущем он, скорее всего, будет избегать так называемых «обнимашек». Однако избегать «обнимашек» взрослый может и потому, что в его семье это было просто не принято.

Касаемо детских истерик многие говорят, что ребенка, который «стоит на затылке и пяточках», нужно переступить или проигнорировать. Но как врач могу сказать, что в этом случае формируются будущие клиенты психотерапевтов и психологов.

На самом деле нужно подождать, пока ребенок прекратит истерику, и тут же начать с ним разговор. Ребенок должен понимать, что истерика не работает, но рядом с ним всегда кто-то есть, с кем можно обсудить проблему или желание.  

Важно, чтобы в семье было проявление чувств, но лишь тех, которые соответствуют ситуациям. И если ребенок при этом будет получать достаточно внимания, у него не будет потребности провоцировать окружающих на то, чтобы ему его оказывали дополнительно.


«Ком в горле» — классический симптом истерии

— Гипотез истерии очень много, начиная от путешествия матки внутри организма (как предполагал Гиппократ), заканчивая вытесненной вглубь себя психической энергией, которая может вылиться в ярких и не соответствующих ситуации реакциях, которые в свою очередь могут телесно проявляться. Если телесно это проявляется в виде параличей, ступора, онемения, «кома в горле» (что является классическим симптомом истерии), то со временем у человека развивается невроз.

Когда это достигает такого интенсивного уровня, что мешает человеку жить, двигаться и общаться, наступает психотический уровень заболевания, требующий лечения у психиатра. 

Вообще при любом психологическом дискомфорте лучше всего обратиться к специалисту. Пусть даже анонимно. Благо, в Беларуси это возможно. 

— А сами истерики обращаются к специалистам?

— Смотрите, истерику весьма комфортно живется. Своим поведением он получает нужную для него реакцию, обратную связь: внимание, заботу или что-то более конкретное, чего он добивался. Зачем ему выходить из собственных страданий? Ему там очень даже хорошо. Со временем он обучается использовать это в разных жизненных ситуациях.

Однако все же есть ситуации, когда истерики сами приходят к специалистам. Но только они ведь не говорят: «Здравствуйте, я истерик, помогите мне». Они приходят с другими запросами — «Меня в коллективе никто не любит», «Меня игнорирует муж, я не могу до него докричаться» и так далее. 

Когда истерик заходит в кабинет, это всегда видно. Внешний вид истерика яркий, вызывающий. Все направлено на то, чтобы привлекать внимание окружающих.

Истерики безумно любят публику и внимание, которое она дарит. Подчеркну, что в отличие от тех же нарциссов истерики любят не столько себя, сколько именно то внимание, которое к себе притягивают.

Считается, что в истерии есть огромный ресурс для актеров, потому что истерики способны включаться в роль мгновенно. Причем, они не просто играют роль, они становятся тем, кого играют. И переживания, которые они испытывают при игре, — это настоящие переживания.


Как жить тем, кто находится рядом с истериком

— Если близкие терпят (т.е. их это устраивает), то для истерика все будет хорошо: он и дальше получает нужную ему реакцию, внимание и прочие «плюшки». Если близких это перестает устраивать, то измениться придется именно близкому.

— Близкому?

— Конечно. Кто идет к психологу? Тот, кому больнее. Истерику всегда менее больно. А тому, кто рядом с ним, всегда более больно. Он испытывает больше страданий.

— Выходит, нужно идти к специалисту и говорить «Я живу с истеричкой»?

— Можно и так, но не обязательно. Если мужчина приходит к психологу (а мужчины, слава богу, начали ходить к психологам) и говорит «Я живу с истеричкой», то психолог, скорее всего, предложит ему линии поведения, как дальше быть.

Однако есть здесь целых два НО.

Первое. Когда мужчина говорит про женщину, что она истеричка, скорее всего, в их отношениях определенная доля ярких эмоций присутствует постоянно. Просто периодически женщина излишне красочно это демонстрирует, а мужчине это не нравится. Однако это не говорит о том, что у женщины есть психическое расстройство, просто это ее способ реагирования. 

Если мужчине нравятся яркие впечатления, яркие женщины, яркие эмоции, когда все чуть-чуть за гранью, то на самом деле с истеричкой ему будет хорошо и интересно. Назовем это изюминкой, которая нравится большинству мужчин. Важно, чтобы изюминка не стала килограммом изюма. 

Второе. Когда к психологу приходит человек, который живет рядом с истериком, специалист после консультации просит на следующую встречу прийти вместе с этим самым истериком. И в этом случае у истерика появляется дополнительный зритель. А чем больше зрителей у истерика, тем ему комфортнее. Видите ли, когда человек во время истерического приступа падает, он падает красиво, контролируя каждое свое движение. Ему всегда важно, как это смотрится со стороны.

Если истерик идет на бокс, он будет бить грушу в очень дорогом спортивной костюме, в новых перчатках, с напульсником, с красивой бутылкой воды за поясом. Потому что ему очень важно, как он выглядит в этот момент. И если картинка соответствует его ожиданиям, он находится в полном комфорте.

Дело в том, что истерик диссоциирован: он делает определенные действия, но в то же время он как бы наблюдает за собой со стороны. Именно поэтому одно из названий истерических расстройств – диссоциативное расстройство.

— А если лишить истерика зрителей в момент приступа, то он на этом и закончится?

— К сожалению, никто не знает, чем все закончится. Представьте, что человек 20 или 30 лет добивался своего истериками. И тут происходит ситуация, когда нет обратной связи. Тут все зависит от эмоций, которые испытает истерик от этой ситуации: ему это понравится, или разозлит, или удивит, или обидит — наперед не угадаешь.


Люди-нытики и «жертвы»

— Если человек ведет себя так, чтобы все относились к нему как к «жертве» (позаботьтесь обо мне, я несчастен, я страдаю), нужно понимать, что при этом он действительно испытывает страдания. В любом случае, если человек себя так ведет, на то есть причина. Значит, тело и душа человека действительно просят помощи. Скорее всего, в прошлом была ситуация, когда этому человеку действительно нужна была помощь, и, вероятно, сейчас обстоятельства сложились так, что все очень напоминает ему ту самую ситуацию.

— Мы все разные. И что для тебя не проблема, то для другого действительно проблема. Юнг говорил «все, что вы видите во мне, — ваше; все, что я вижу в вас, — мое». Один будет слушать «жертву» и желать помочь, второго это будет раздражать. Все зависит от характера того, кто коммуницирует с «жертвой» в данный момент. 

Сопереживать ведь тоже можно по-разному: можно водить за ручку и потыкать, а можно абсолютно жестко спросить «Что тебе конкретно нужно»? 

Фото: Ольга Черткова