Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

Дети и гаджеты: растет поколение, которое не умеет говорить. Интервью с психологом

Текст: Антонина Зиновенко 12302 14

«Нужно осознать, что зависимость детей от гаджетов — это не проблема детей, это проблема родителей. Ребенок общается с тем, что ему доступно, что ему в руки дали мама и папа. И если нет коммуникации с родителями, он заменяет ее на «общение» с гаджетом».


Рената Фалько
психолог


— Гаджеты для детей — это самый простой «раздражитель»: на экране ярко, динамично, звуки разные, цвет меняется. И все это от пары нажатий одним пальчиком. Все легко и в то же время весело. Когда ребенок маленький, удержать его внимание больше 2-3 минут на одной игрушке или задании вы не сможете. А вот гаджет сможет. Он яркий и простой.  

Не так давно ко мне приходила мама с дочкой 3-х лет. Девочка практически не говорит, ее словарный запас на уровне годовалого ребенка, но она просто превосходно владеет планшетом. И ее уже не оторвать от него. Девочка просыпается и первое, что делает, — требует планшет. Вопрос у мамы был такой: как научить дочку говорить?

Когда начинаешь разбираться в таких ситуациях, которых сейчас очень много, выясняется, что в определенный момент маме стало проще дать ребенку в руки гаджет («он же с ним так тихонечко играет»), а самой заняться другими делами.
Обществу нужно осознать, что зависимость детей от гаджетов — это не проблема детей, это проблема родителей. Ребенок общается с тем, что ему доступно, что ему в руки дали мама и папа. И если нет коммуникации с родителями, он заменяет ее на «общение» с гаджетом.


А будет ли диалог?

— В любой компьютерной игре очень обеднена обратная связь. Поверьте, если ребенок выполняет в игровой форме обучающие задачки, то одно дело, когда программа ему скажет «Молодец! Идем дальше», и совершенно другое, когда рядом будет сидеть мама и пусть даже вообще ничего не скажет, но просто погладит его по голове или по спинке. Восприятие ребенком своей маленькой победы будет совершенно разным.

Пока ребенок маленький, его увлеченность планшетом не вызывает у родителей особых тревог: играет сам, маму не теребит, не капризничает. Но при этом родители не задумываются над тем, что ребенок не учится общаться с ними, не рассказывает им о своих впечатлениях, не делится своими маленькими детскими проблемами, тревогами — он увлечен гаджетом. А когда наступает подростковый возраст, родителям хочется быть в курсе жизни их сына или дочери, но дети делятся с родителями подробностями своей жизни лишь в том случае, если они привыкли к этому с детства. Если ребенок растет с компьютером, то и тайны свои он будет доверять соцсетям и переписке в них. Это привычка уже.


Из крайности в крайность

— Одни родители вообще не ограничивают детей во времени, проведенном с компьютером или планшетом. Другие очень строго это время регламентируют. Также есть родители, которые до 6-7 лет не ограничивают ребенка, а потом вдруг вспоминают, что он уже школьник и ему пора делать уроки, и вводят регламент. В каждом из этих случаев конфликт неизбежен.

Самое главное и в то же время самое сложное — найти ту серединку, которая бы всех устроила. Заключаться она должна в обычном общении. Живом. Сходили в зоопарк, театр, погуляли по парку, разобрали какую-то ситуацию, книжку почитали вместе и в то же время посидели в планшете и посмотрели мультфильм или во что-то поиграли.


Современные молодые родители — это поколение, которому тоже не хватило гаджетов

— Сегодняшние молодые родители встретились с гаджетами примерно в подростковом возрасте. Но компьютер тогда был дорогой, интернет медленный, а их родители строгие. Любые же ограничения, как я уже говорила, позже во что-то выливаются. Сейчас они сами восполняют свой гаджет-дефицит.

Плюс это то поколение, которое росло в жестких рамках. Очень многое им запрещалось, поэтому в воспитании своих детей они пробуют новую модель. Беда в том, что все хотят быть хорошими: «ну, хорошо, поиграй»; «ну, хорошо, посиди»; «не так на тебя посмотрели — сейчас приеду со всеми разберусь». Но когда ребенку исполняется лет 14-15, родители начинают массово обращаться к психологам: «Что теперь с ним делать»?

За последнее время таких обращений стало гораздо больше. Я думаю, что это связано и с тем, что повысилась общая психологическая грамотность родителей. Раньше совет сходить к психологу воспринимался как обвинение в том, что ребенок неадекватный. Сегодня, к счастью, этот стереотип ушел в прошлое.

Однако вместе с тем я не могу сказать, что психологическая грамотность родителей на высоком уровне. Осознать проблему и привести ребенка к психологу они могут, но лишь для того, чтобы кто-то, пока они сидят в сторонке, за них эту проблему решил. Но так не бывает.

Часто родители свое желание видеть ребенка образованным и воспитанным перекладывают на чужие плечи: школа, детский сад, центры развития, кружки… Это не плохо, просто есть смещение фокуса: «Пойдет в школу/кружок/на секцию – его ТАМ научат». А сами родители что? А сами замещают это деньгами. «Я заплатил кому-то, чтобы он обучил моего ребенка». Это отдаляет детей, близких и доверительных отношений в будущем не получится.

— Это как-то зависит от возраста родителей?

— Нет, это зависит от образованности. Бывают очень мудрые молоденькие мамы, бывают не очень мудрые мамы постарше. Дело в том, что все хотят быть хорошими родителями, но никто не хочет быть ответственными. Потому что ответственно относиться к ребенку — это очень трудно.

Есть ведь понятие осознанного родительства — это когда человек знает, для чего ему нужен ребенок, и осознает, что он должен вырастить самостоятельного человека, способного отвечать за свои поступки и решать свои проблемы.


«Ok, Google»

— Гаджеты притупляют умение думать и решать какие-то проблемы самостоятельно. Ничего не нужно держать в голове, кроме информации, как пользоваться гаджетом. Единственное, что отлично вырабатывается, — это быстрота реакции.

Дети не умеют решать самые мелкие проблемы. Проверить правописание можно в планшете, найти ответ на вопрос – тоже, даже банальные бытовые вещи они гуглят. Просчитывать и продумывать ситуации они не умеют. Когда гаджет ответ не дал — они звонят маме. А мамы, как наседки, опекают: бегут разбираться к учителю, однокласснику … На психологических консультациях мамы рассказывают, что дети звонят из школы по сущим пустякам, постоянно отвлекая от работы: «Мама, я в столовой разлил на брюки компот — что мне делать?».

Я считаю, что школьные психологи должны проводить с родителями семинары, объяснять, почему нужно давать возможность детям самим решать складывающиеся в жизни ситуации.


Меняется вкус жизни

— Есть книга Пацлафа Райнера «Застывший взгляд», она о развитии психики ребенка. Один из моментов, который в ней описывается, это познание ребенком кота. Ребенок через экран видит кота, он знает, что это кот, но, тем не менее, видит только его изображение. Не знает, какой он пушистый, какой ласковый, как мурлычит, когда засыпает, малыш не может посадить кота себе на колени — он всего этого лишен. У ребенка лишь застывший взгляд на этого кота.

При живом общении и восприятии рождаются разнообразные и яркие эмоции, которых в «общении» с гаджетом быть не может. Вот возьмем электронные книги. В них очень много плюсов: и вся библиотека в одном месте, и удобно, и оперативно, и утомляемость глаз в разы меньше… А рассмотреть, прочесть с ребенком настоящую книгу, рассмотреть красочные иллюстрации, почувствовать шершавость страниц — разве не с этого начинается интерес к чтению?

Гаджеты меняют вкус жизни. Она становится просто потоком информации, которой сегодня напичканы и взрослые, и дети.

— Образованнее мы от этого потока не становимся?

— Образованность не заключается в потоке информации, которую сегодня поглощает человек. Образованность заключается в умении ее анализировать, использовать и делать выводы. 


Дети просто не знают, а как по-другому

— Один мой коллега рассказывал о том, как в семейном тренинговом лагере наблюдал следующую картину: лес, в котором во время войны бои проходили, траншеи, гильзы, свобода и простор, а мальчишки 8-10 лет с самого утра и до вечера сидели с планшетами. Понимаете? Они просто не знают, что можно интересно играть в лесу, исследовать окопы, искать гильзы, просто играть в «войнушку». И когда им показали, они пошли в лес, начали лазить по деревьям, играть в «Казаки-Разбойники». Дети не умеют этого делать, потому что их никто этому не учил.

Раньше было дворовое сообщество. Старшие учили младших своим примером, как играть, как общаться, как по деревьям лазить и так далее. Сейчас этого нет.

Я долгое время работала в Голландии. У них есть так называемый play time. Например, в субботу 2-3 мамы приводят своих дочерей в гости к еще одной маме, у которой тоже есть дочь. И она должна этих детей как-то увлечь: можно в зоопарк пойти, можно пироги печь, можно показывать, как вышивать, играть в настольные игры — что угодно. Но при этом они не используют гаджеты. 

Опять же дни рождения детей в основном проходят в кругу одноклассников. Мамы концентрируются не на том, чтобы детей посытнее накормить (у них это может быть очень простая и быстрая еда), а на том, чтобы детей было много, они играли и общались. 

Когда я сталкиваюсь с родителями, у которых застенчивые дети, я предлагаю им эту же модель поведения с play time. Но мамы «не уверены, что кто-то придет», «у меня ковры, паркет» и еще миллион причин. Это не в нашем менталитете. Однако я уверена, что мы к этому придем – потому как это единственный вариант поднять уровень социализации детей, который сейчас очень быстро ослабевает.


Речь развивает мышление. А если дети не говорят?

— Я очень боюсь выглядеть ретроградом, говоря, что не надо детям столько компьютера. Я знаю, что некоторые меня не захотят услышать и будут возражать умными словами. Но…

Однажды мне задали вопрос: «Сейчас вынуждены в каждом детском саду открывать логопедические пункты, потому что дети стали очень плохо говорить. Как вы считаете, откуда это?». А ведь все элементарно: компьютеры, планшеты, телефоны — дети поглощают скоростную информацию, а опыта и практики в разговорной речи гораздо меньше.

Сегодня малыши через одного либо очень долго не говорят, либо у них сильно страдает произношение. 

Речь развивает мышление. А если мы не говорим? Плюс, посмотрите, все направлено лишь на быстроту передачи информации: сокращение слов, никто не следит за пунктуацией, имена с маленькой буквы писать можно, душевно поздравить «с др!» и прочее. Вот такая речь.

Я читала изложения 9-классников. Это ужас! Это уровень 3-го класса. Мало того, что словарный запас скудный, так еще ведь и память слабая. 

Недавно в библиотеке взяла для внучки большую книгу «Буратино». Красивые иллюстрации, прекрасная бумага и текст сокращен до минимума. Никаких образов не раскрыто, никаких описаний нет. Внучка даже не могла понять, кто хороший, а кто плохой, потому что нет этого в книжке. Да, есть яркие изображения. Но опять же — это ведь работает зрительный ряд, лишь визуальное восприятие. А как же другие рецепторы?

На консультации приходит много родителей с детьми, у которых очень серьезные проблемы с мелкой моторикой рук. Этап ее развития мамой где-то был потерян. Я говорю: «Берите пластилин, лепите, развивайте моторику», на что слышу: «Вы что? У нас дома ковры. Какой пластилин! Как я его потом от ковров отскребать буду? Но ведь он хорошо умеет на компьютере играть!» Однако это не развивает мелкую моторику. А ведь от нее в том числе зависит развитие мозговой деятельности.

Хочется сказать всем родителям: дорогие мамы и папы, помните, что никакой, даже самый уникальный гаджет не заменит вашего общения с ребенком. Вы и только вы можете дать ему то, что превратит его в умного, интересующегося, самодостаточного человека! А гаджеты пусть вам в этом только немного помогут.

Фото: Анна Кулакевич