Скачать из Windows Phone Store
a a a a a a a

Сыновья с моторчиком, или Каково быть мамой гиперактивного ребенка

3788 3
Автор: Алеся Ячиченко

Однажды стала в автобусе невольной слушательницей истории одной женщины. Она жаловалась телефонной подруге, что ее сын «доканывает своей активностью». Мама приходит с работы уставшая, а ребенок носится по всей квартире, причем будто нарочно громко топает и постоянно двигается — то мелкие перебежки из ванной к кухне, то ползком по коридору.


Моя автобусная соседка перечисляла десятки способов своего мальчика добраться из одного помещения в другое, используя все конечности и устрашающие все живое звуки. В эти моменты сама мама сидит в комнате в обнимку с любимой черепахой с той разницей, что женщина только и мечтает застыть и не двигаться, как собственный питомец. Но ей, бедняге, приходится кое-как досчитывать до десяти, чтобы основательно успокоиться, и со словами «Это твой любимый сын, Марина» вылавливать чадо, чтобы покормить его ужином и проверить, сделал ли он домашнее задание.

Из всего услышанного монолога мне стало очень жалко бедняжку. Притом, что бедняжкой я окрестила и маму, и ее активного ребенка. Но ведь есть же родители, которые не печалятся, завидев своего непоседу, не жалуются на него знакомым, а принимают таким, какой уродился.


Знакомьтесь, семья с суперспособностями — Дробышевы.

Ирина и Александр — родители 8-летнего Ромы и 5-летнего Леши. Оба мальчугана не самые смирные детки. Совсем наоборот — они суперактивные. Но по разным причинам. В 11 месяцев у Ромы диагностировали гипоксию. С этим и связана гиперактивность мальчика. Родителям почти с самого его рождения приходилось выносить непростые испытания: малыш постоянно двигался, мог долго рыдать или кричать. А потом начал ходить, точнее, бегать.


Например, пока молодая мама разговаривала по телефону, полуторагодовалый Ромка успевал добраться до ванной, схватить банку жидкого мыла, отвинтить пробку и, лепеча что-то наподобие «Эврика!», вылить пенящуюся жижу в унитаз. Да, еще он стремился побить всеми попавшими в ручки предметами по ванне и кафелю. В это время на другом конце провода все шумы отчетливо слышались, возникало жуткое впечатления: кого пытают и чем? Ирина реагировала спокойно: «Кто шумит? Рома. Он мыло вылил, а теперь ершиком дубасит по полу».

Буддийского спокойствия у молодой мамы было не отнять — это, наверное, врожденная суперспособность.

«Рожаем ведь для себя, помогать нам было некому, так как все бабушки и дедушки работали. Если бы с Ромой врачи вначале не накосячили, а поставили верный диагноз, то и забот таких не было бы. Нужно было постоянно следить, кабы чего не натворил и себе не причинил вреда. Муж помогал: готовил еду, если я не успевала, а так за целый день можно успеть убраться и другие дела сделать. Берегите нервы, мамочки!»


Легко сказать. Вот папе первое время не удавалось сдерживаться. Дробышев-старший шел на поводу у малыша и готов был выполнить любые капризы, лишь бы дитятко не верещало. Если ребенок не унимался, то и папа начинал капризничать, нервничал и звал маму на помощь. Ситуацию разрулил детский психолог, который поговорил с родителями и подкорректировал их поведение с малышом. Когда Рому отдали в детский сад, подход к нему нашла и воспитатель.

«С раннего детства Рома плохо спал, а на улице постоянно бегал. В песочнице он не сидел никогда. Это все последствия гипоксии. Мы с ним особо никуда не ходили, только на улицу или в магазин. В коляске он вел себя спокойно, а если начинал плакать, то давала ему печенюшку или конфетку, тогда успокаивался.

Из-за сверхактивного поведения Ромы мне делали замечания. В магазинах пару раз покупатели в очереди не выдерживали, высказывались.

Но ребенок ведь не виноват, и так он себя вел не из вредности, а от проблемы со здоровьем. Но прохожим не объяснишь. Младший же вел себя нормально: в меру бегал, мог посидеть в машинках. Лешка — здоровый ребенок, поэтому все его плохое поведение — это результат избалованности».


Конечно, когда перед глазами пример очень активного брата, тяжело быть примерным карапузом. Леша растет активным мальчиком и тоже пытался воспитывать родственников. В частности, учил внимательности. В основном, брата, который постоянно отвлекался во время семейного ужина: как только старший отворачивался от тарелки, годовалый Алексей мигом стаскивал еду себе на столик и живо уплетал. А потому что не надо вертеться.

Чтобы занять гиперактивного Рому, родители отдали его сначала на карате, но там мальчику показалось скучно и однообразно. Настоящей страстью стал хоккей. С 6 лет Роман стоит на коньках. Теперь подключили и Лешу.

Правда, «зарядки» детям хватает на большее. Даже после тренировок, школы у старшего и детсада у младшего, сыновья приходят домой и проверяют на прочность мягкую мебель, полы и родительские нервы.

«Гиперактивность заключается в том, что ребенок двигается хаотично, бесцельно, мысли не успевают за действиями рук и ног. Если бы мы не лечили Рому, то были бы большие проблемы. У нас гипоксия сказалась на речи. Разговаривать мы начали в 3 года, уже тогда таблетки принимали. До сих пор занимаемся с логопедом: буквы «р» и «л» даются тяжело. В русском из-за этого ошибки, ведь как говорим, так и пишем. Математика зато хорошо идет, английский тоже, стихи учим нормально».

За все это время мама Ирина сформулировала свод правил, по которым воспитывает Рому и Лешу. Детям ограничивают время перед телевизором и планшетом, но не ограничивают их в интересах, то есть не навязывают им занятия только потому, что так нужно. Если интересно — дети занимаются.


По собственному опыту Ирина советует мамам: если активность вызвана состоянием здоровья, найдите хорошего врача, который порекомендует необходимое лечение. А если ребенок просто любознателен и активен из-за свойств характера, найдите полезное занятие. Ведь в таком случае большинство капризов — просто от безделья.

P.S. Осталось только научиться ангельскому терпению.